paisiypchelnik (paisiypchelnik) wrote,
paisiypchelnik
paisiypchelnik

Categories:

Ошибка президента Часть 4

ГЛАВА 19, Конец неизвестности
Комната 137 была опечатана, как и остальные. Но подойдя поближе, Булкин заметил, что пломба сорвана, и внутри был явно слышен какой-то шум. Зайдя внутрь, он увидел Романа Лихамыча, сидевшего в углу комнаты. Булкин рванул к нему:
- Ли, слава Богу, ты жив!
- Булкин… - слабо просто простонал Лихамыч. – Они просто психи. Ты не представляешь, что мне пришлось пережить! Сергей Лазарев, Билан, Блестящие, ВиаГра… МИХАИЛ ГРЕБЕНЩИКОВ!!! - Последнее он произнёс с особым придыханием.
Прапорщик смотрел на него и молчал. Он был наслышан о жестоких террористических пытках тяжёлыми звуковыми волнами, которые не в состоянии выдержать без деформации мозга ни один человек. Но не это пугало его. Что-то коробило его в облике начальника Генштаба. Он внимательно глядел на Лихамыча… И увидел. Он протянул руку к продолжавшему стонать пленнику и резким движением оторвал топорщащийся кровоподтёк. Лихамыч закричал.
- Что это всё значит? – начал прозревать Булкин. – Что за маскарад?! – Лицо начальника искривилось в ужасной гримасе.
- А ты не догадываешься? – прорычал он, резко вскочил с пола и припечатал Булкина к полу. Тот попытался вырваться, но военная подготовка Лихамыча оказалась лучше. В комнату вошёл Абу Аль-Насри.


ГЛАВА 20, Как в хреновом боевике
Булкин был связан и смотрел за какими-то манипуляциями врагов с ненавистью и страхом. Но не за свою жизнь он боялся. До взрыва бомбы осталось полчаса.
«Я проиграл эту битву, - думал Булкин. – Так. Стоп. Давай рассуждать логично. Откуда мы вообще знаем про эту бомбу? Кто нам сообщил об этом? Насри и Лихамыч. Последнему-то мы и поверили. Но получается, что он заодно с этим подонком. Получается, что наши удивления, как террорист смог заложить бомбу в Кремле, были совсем не напрасны! Видимо, я плакал совсем не напрасно, - процитировал Булкин группу «Аквариум», но тут же вспомнил, что ситуация была сейчас неподходящая.
- Я здесь, как вы и хотели! – воскликнул Булкин. Что вам нужно?
- А ты не догадался? – хитро посмотрел на него Лихамыч.
- Никаких моих хреновых мыслей, - язвительно ответил Булкин.
- Ты должен сообщить министрам, где ты находишься и чтобы они не посылали за мной, так как мы с тобой погибнем как герои, уничтожив Абу Аль-Насри. Правда я успею выбраться из взрывающегося здания, а ты нет, - рассмеялся начальник генштаба.
- Если вам так надо, убейте меня сейчас! – возмутился Булкин, но тут же понял, зачем им это было нужно. Лихамыч подтвердил его подозрения:
- Ну уж нет! После твоей речи я стану героем нации, и меня изберут президентом.
- И мы сможем вместе управлять вашей страной! – добавил Абу Аль-Насри и захохотал.
- Да конечно! Тебя ищет весь мир! Не сегодня-завтра найдут! – закричал Булкин.
- Думаешь? – с этими словами террорист отклеил бороду, усы и снял очки. Перед Булкиным предстал гладко выбритый блондин, лицо которого украшали десятки шрамов. – Что, Булкин, хоть кто-нибудь в мире знает эту мою «ипостась»?
- Что-то ты не похож на араба, - недоверчиво сказал Булкин, рассматривая Абу Аль-Насри, вернее того, кто выдавал себя за него.
- Естественно. Так что, будешь делать заявление?
- А если я откажусь?
- Тогда мы взорвём ваш Кремль к чёртовой матери!
- Что ж, я согласен, - попытался изобразить испуг Булкин, в голове которого уже созрел план. Шансов мало, но выхода нет. – Мне слишком дорог Кремль.


ГЛАВА 21, На помощь!
Булкин сидел перед маленькой веб-камерой. В этот момент в кабинете у него замигал компьютер, у которого Юсупов-Воронцов и Склифосовская колдовали над телом Никсона, всё ещё пытаясь реанимировать министра образования. Они обернули взгляд на компьютер. На нём было лицо Булкина. Он начал говорить быстро и сбивчиво:
- Бомбы нет, Лихамыч предал нас, не верьте ему, я на пет… Экран обиженно мигнул и погас.
Супруги вскочили на ноги.
- Нам нужно действовать!
- А Никсон?
-Ему уже не поможешь, пошли.
- Что будем делать?
- Итак, бомбы нет, значит поиски не нужны. Надо снять наших «сапёров». И отправить их на помощь Булкину.
- Да тут ОМОН нужен!
- И ОМОН тоже!
- А куда отправлять-то?
Вскоре они сидели, изучая карту Москвы.
- Ну где же он может быть? Он сказал что-то вроде Пек…
- Не Пек, а Фет!
- Раз они шли через катакомбы, то тут где-то рядом.
Они вновь прильнули к карте.
- Эх, был бы Вадим… Он тут всё как свои пять пальцев знает. С тех пор как на Петровериге жил…
- Фрося! Ты гений! Петроверигский переулок! – с этими словами Аристарх схватил мобильник и связался с начальником ОМОНа, чьи бойцы уже утомились от бездействия на улице.




ГЛАВА 22, Неравный бой
Неизвестный Террорист (так Булкин начал называть преобразившегося Аль-Насри) был зол. Он выдернул провода за несколько секунд до того, как Булкин успел дать адрес для Вооружённых Сил.
- Ты знаешь, что наделал?! Теперь вашему Кремлю капец!
- Разве? – с ненавистью посмотрел на него Булкин, и его враг всё понял.
- Что ж, ты раскрыл мой блеф. Ну, хоть одну вещь я сделаю, - он взял в руки автомат и хотел было выстрелить, но Булкин вскочил со стула и всей массой навалился на Террориста и повалил его на пол. Автомат улетел в угол. Булкин услышал сзади шум. Это Лихамыч схватил нож и попытался ударить Булкину в спину. Тот в последнюю секунду увернулся, и бывший друг всадил сталь прямо в живот Аль-Насри. На секунду он замешкался, и этого замешательства хватило Прапорщику, чтобы оттолкнуть Лихамыча и рвануть к автомату. Но начальник генштаба не думал сдаваться. Он навалился на Булкина сзади. Завязалась драка. Соперники колотили друг друга с бешеной силой, ведь бой был не на жизнь, а на смерть.
Быть может, в других условиях бой был бы равным. Но Булкин был слишком измотан, и опыт начал превосходить молодость. Наконец после очередного пропущенного удара в челюсть его отбросило на несколько шагов, и Лихамыч схватил автомат. Булкин смотрел в дуло «калаша», надеясь, что Роман начнёт читать нотации, что сможет помочь ему как-то спастись, но тот сказал только «капец тебе, Прапорщик Адольфович». Раздался выстрел. Булкин невольно зажмурился. Он ждал, когда наконец его пронзит боль. Но боль не приходила. Он открыл глаза и увидел невероятную картину. Лихамыч лежал на полу. Из затылка у него текла кровь. Булкин сразу вспомнил, что то же самое он видел в квартире Аль-Насри. Алексей Стаканов так же лежал. Он выглянул в окно. На крыше дома напротив так же стоял человек. Но отличие было. Силуэт человека был ему знакомым. Он прищурился. Ошибки быть не могло. Плащ, фигура, манера держать винтовку… Иван Каляев.
***
Оказывается, Каляев преследовал Иуду до самого аэропорта. Предатель летел рейсом в Монако. «Удачная страна», - подумал премьер, тут же связавшись с бывшими коллегами в этом княжестве.
- Алло, Жак?.. хорош по-французски калякать, умеешь по-русски же!.. Да Каляев это!.. Тот самый!.. Тут клиент есть… Не-не-не, не убивать! Проследить сможете? Потом я Интерпол на него натравлю. Не отвертится на этот раз! Улики против него. Капиши? Вот и порешили.
Разобравшись с Иудой, тот тут же рванул следить за Булкиным. Он дважды снимал киллеров, целившихся в его помощников, а когда Булкин спустился в катакомбы, то Каляев под видом бродяги подошёл к Прапорщику и тихо положил ему в карман «маячок». Когда президент «вынырнул» из подземелья на Петровериге, киллер знал, что делать. Он забрался на дом напротив, и стал искать в оптический прицел, в каком окне появятся действующие лица. Когда он увидел Булкина и его врагов, то хотел было стрелять, но не мог подобрать нужный момент. Но когда Лихамыч встал к нему спиной, загородив Прапорщика, киллер уже не сомневался. Один выстрел спас жизнь президенту.
«Помнят пальчики», - усмехнулся Каляев, любовно поглаживая винтовку.


ГЛАВА 23, Гляжусь в тебя как в зеркало
Булкин смотрел на труп Лихамыча. Ему было жалко предателя. Тот хоть и мерзавец, но ведь они вместе столько прошли. В этот день он лишился многих своих друзей. Но эту потерю он считал самой тяжёлой.
- Теперь всё кончено, - пробормотал Булкин.
- Думаешь? – услышал он хрип сзади. Он в ужасе обернулся. Террорист пытался вытащить из живота нож, пригвоздивший его к полу. – Ты меня победил. Но сможешь ли ты победить себя?
- О чём ты? – непонимающе смотрел на него Булкин.
- Кто ты? Думаешь, ты Прапорщик Булкин? Думаешь, ты президент Булкин? Ха-ха-ха! – расхохотался Террорист, харкая кровью.
- А кто же я по-твоему? – удивился Прапорщик.
- Ты сам знаешь. Посмотри на меня.
Булкин вгляделся в лицо Террориста
- Не понимаю.
- Тогда может это поможет тебе освежить память? – с этими словами мнимый Аль-Насри указал на зеркало, висевшее на стене. Булкин подошёл к нему. На него смотрело лицо Неизвестного Террориста. Впрочем, некоторые отличия всё же были. Нос, скулы…
- Что, чёрт возьми, это значит?!
- А то, что это не ты Булкин, а Я!!! Если ты не веришь, посмотри на документы на столике.
Булкин проглядел их. Сомнений быть не могло. Все данные, от фоторобота до ДНК указывали на то, что лежащий на полу человек и есть Булкин.
- В 2009 году я попал в тяжёлую катастрофу, столкнувшись с твоим автомобилем. Я был в тяжёлом состоянии, а ты должен был вообще погибнуть. Но с тобой ехал какой-то учёный. Он поставил целый эксперимент, в результате которого должен был состояться обмен памятью. Но что-то у него не вышло, и тебе моя память передалась, а вот мне твоя нет. Тебе сделали пластику, а я должен был быть «списан в утиль», как продукт неудачного эксперимента. Но мне удалось бежать. Я девять лет вынашивал план мести. Лихамыч… Лихамыч остался преданным прапорщику Булкину – мне…
- Но кто же тогда я? – едва слышно прошептал Булкин.
- Ответ ищи под сосной, - захохотал Террорист, но вновь захаркал кровью и застрясся в агонии.
- Кто я?! Кто я?! – продолжал кричать Булкин, тряся преступника, но тот был уже мёртв.

ГЛАВА 24, Ужасная правда
Главный герой сидел и нервно курил. День выдался очень тяжёлым. Он оглядел комнатку, и увидел красивую игрушку – ёлочку под стеклом. Внутри ёмкости была жидкость и конфетти. При встряхивании конфетти поднималось, и создавалась иллюзия снега. Булкин ещё раз вспомнил последние слова врага и посмотрел на ёлку. Это была не ёлка. Это была сосна. Он бросился к игрушке и перевернул её вверх ногами. Внизу была приклеена бумажка. На ней было написано «Гребенщиков».
- Я? Гребенщиков? Не может быть, - пробормотал Булкин, вспоминая, как на днях здоровался с престарелым лидером «Аквариума». Он внимательно пригляделся к бумажке… И увидел букву. Ужасную букву. Перед фамилией «Гребенщиков» стояла литера «М».
- М… Михаил… - прошептал Булкин и в этот момент услышал шум. В комнату ворвался наряд ОМОНа и, казалось, постаревший на несколько лет Каляев.
- А, вот и вы… Вовремя, ребята, - отрешённо сказал Булкин, глядя на ОМОН.
- Булкин, Иуда Предатель – предатель! Он украл данные с вашего компьютера и убил Никсона! Я проследил за ним, он не уйдёт далеко! А Миша-то повесился, - скороговоркой произнёс всё Каляев. Булкин казалось не слышал его. – Он какие-то ботинки оранжевые нашёл и повесился. Булкин вздохнул и тяжело сказал:
- Передай министрам, что бомбы нет. И всё кончено…
- Товарищ Прапорщик…
- А я подышу воздухом, я устал…


ГЛАВА последняя, Занавес
Булкин стоял на вершине Останкинской башни. Снизу проезжали машины, мельтешили люди, похожие на муравьёв.
- Михаил Гребенщиков, - думал Булкин, глядя на свою страну, раскинувшуюся перед ним. Михаил Гребенщиков… Да, всё сходится. Это хотел сказать мне Корнелий. И это означала надпись «Булки=Булкин». Даже псевдоним соответствует… Твои батоны… Трам-пам-пам… И сон даже непростой… Всё сходится… Твои батоны – шагающие по улице… Не кинь подруга меня с прогулкой. Да, играла песня Земфиры «Прогулка»… Да, меня скинули с крыши, я лечу под песню «Прогулка»… И в засаде я жду… А потом тёмная густая жидкость… Ах да, у нас всё будет в шоколаде. Гандилеренко нашёл оранжевые ботинки… Да, а мы танцуем лезгинку в оранжевых ботинках… Никсон нашёл несоответствие моих фото… Да, на этот раз википедия не соврала… Михаил Гребенщиков… Я боролся за чистоту музыки… За чистоту эстрады…Что скажет страна, если узнает эту правду? Иуда был тысячу раз прав. Мне нужна защита. От самого себя… Я могу раскрыть сотни преступлений, сделать миллионы людей счастливыми… Но это не сделает счастливым меня… Зачем мне жить как тот несчастный Дориан Грей, хранивший свой портрет, свою страшную тайну в кладовке, боясь, что кто-то узнает историю его жизни? Ведь от самого главного обвинителя скрыться невозможно. Потому что самый главный обвинитель – я сам. Я освободил страну от многих попсовиков. Спасу и ещё от одного.
Он отпустил шпиль главной телебашни страны и прыгнул в пустоту. Последними словами, которые на автомате произнесли его губы перед падением были: «Танцы-обниманцы, танцуют вокруг испанцы…»
***
Булкин летел вниз уже мёртвым. Его сердце не выдержало полёта. Если бы он остался жив, он бы увидел человека, шедшего в Останкино с сенсационной информацией. Это был бомж. Он рылся в мусорных баках и нашёл выброшенную из кармана Крюйса бумажку. В ней было много каких-то выкладок и расчётов, в которых бомж не разбирался. Но главное он усёк. Все эти данные свидетельствовали о том, что всеми горячо любимый президент на самом деле Миша Гребенщиков. Он так спешил поделиться находкой, что не заметил тела, летевшего на него сверху. Михаил Гребенщиков, он же Прапорщик Булкин упал на бомжа с огромной высоты, сломав бедолаге шею.


ЭПИЛОГ
Для остальных героев всё закончилось хорошо. Джонленнона отпустило, и он решил-таки обратиться к врачу, чтобы избавиться от наркозависимости. Аристарх и Ефросинья получили медали за заслуги перед Отечеством и продолжили семейную и политическую жизнь. Иуда Предатель был схвачен Интерполом и предстал перед международным трибуналом. Иван Каляев оставил политическую жизнь и решил возобновить жизнь киллерскую. Однако за годы, проведённые на посту премьера, он стал слишком любить своих сограждан. Поэтому он отправился работать в США. Корнелий Крюйс вышел из больницы и получил абсолютное большинство на внеочередных президентских выборах. Воспоминания о событиях того зловещего дня к нему так и не вернулись. Но в одном он был уверен точно. Самоубийство его друга и прекрасного главы государства было самой большой и самой серьёзной ОШИБКОЙ ПРЕЗИДЕНТА.


декабрь 2008-март 2009
Tags: Двойной Фёдр, Детектив
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment