paisiypchelnik (paisiypchelnik) wrote,
paisiypchelnik
paisiypchelnik

Categories:

Ошибка президента Часть 3

ГЛАВА 13, Я памятник себе воздвиг…
Мы совсем забыли про нашего главного героя. А ведь он в это время выходил с друзьями из дома.
- Интересно, что хотел сказать мне Корнелий? – спросил Булкин сам себя вслух.
- Думаю, что-то важное, - заявил Вадим, пишущий что-то в своём неизменном блокноте.
- А что именно? И куда он подевал… твою мать! – Булкин споткнулся о лежащего на улице бомжа. – Разлеглись, где попало!
Тем временем, Вадим внимательно смотрел на человека. Дрожащими руками он перевернул его… Это был Корнелий Крюйс. Он лежал в луже крови с изуродованным лицом. – Матерь Божья… - прошептал Памошник, а Джонленнон протрезвел в считанные секунды.
- Чёрт возьми, кажись, он спрыгнул с крыши, - еле слышно произнёс Булкин, смотря вверх. – Тут пятнадцать этажей… Мы так и не узнаем, что он хотел сказать…
- А может и узнаем! – Вадим осматривал бедолагу. – Он жив!
- Жив?! – удивился Булкин, вспоминая впрочем, каким крепким человеком был Корнелий.
- Надо вызвать скорую! – и Вадим набрал телефон, который читателю уже знаком, благодаря Аристарху и несчастному Никсону.
Благодаря реформе здравоохранения, скорая приехала через две минуты. Крюйса погрузили на носилки и повезли в реанимацию.
- Ну что ж, с ним мы разобрались. Теперь вернёмся к нашей задаче, - произнёс Булкин. – Что бы значило «Пушкинская площадь, памятник, под левой ногой»?
- Ничего не понимаю, Прапорщик Адольфович, - уважительно ответил Вадим, перестав на мгновение писать.
- Мне кажется… - медленно начал Джонленнон. – Мне кажется, имеется ввиду площадь, где стоит памятник Лермонтову. И под его левой ногой должно быть указание…
- Пиво, ты гений! – воскликнул Памошник. – Только не Лермонтову, а скорее Пушкину!
- Ребята, вперёд! – скомандовал Булкин, и друзья сели в автомобиль и понеслись на Пушкинскую.
***
По дороге Джонленнон начал курить очередной косяк, сидя в машине. Всех основательно накрыло, и они любовались на закат, синим маревом простилавшийся на горизонте и двух домах, стоявших как-то диагонально. Птицы-мармеладницы летали по салону, намереваясь клюнуть то в нос, то в другой нос. Играла музыка, кажется, Сергей Курёхин, а может, и «Двойной Фёдр». Одна из мармеладниц несла в клюве топор. Она кинула его Вадиму. Тот схватил и отрубил себе голову, после чего окончательно очухался.
Булкин же хоть и был накрыт с головой, вёл машину осторожно, и через несколько минут они доехали до памятника Пушкину. Друзья подошли к нему. Джонленнон осторожно поднял Вадима, и они достали небольшой синий пакет. В нём была следующая записка.


ГЛАВА 14, Замершее время
Там время будто замирает,
Пусть без креста, но всё же храм.
Хоть редко люди там бывают,
Но там искать ответа вам.
- Да уж, один стих хуже другого, - пробормотал Джонленнон, раскуривая сигаретку.
- Где редко бывают люди? – спросил Булкин друзей.
- Мне кажется, - сказал Вадим, - надо думать, что это за храм без креста. Где замирает время… Крематорий?
- М… Хорошая группа! – воскликнул Пиво. – Не знаю, что ты там думаешь, но лично я редко бываю во Владивостоке. И в бибилилитеке….
- Точно! Библиотека! Всё сходится! – воскликнул Вадим! – Храм знаний! Замирает время! Но… какую библиотеку имел ввиду Насри?
- Я знаю, - твёрдо сказал Булкин. – Это библиотека арабской литературы. Срочно туда!
Они сели в машину и поехали на окраину Москвы.
Ехать было далеко, самое время, чтобы привести себя в порядок, устаканить мысли и успокоиться.
- Чего всё-таки Насри от нас надо?
- Непонятно… Таскает нас из места в место. Может, он хочет как-то от нас избавиться?
- А зачем так всё сложно? Подстрелить нас, да и всё…
- Неясно… Джонленнон, а ты что скажешь?
- Заманивает он нас. Точнее, тебя, Булкин. Помнишь, он сказал, что ты дойдёшь только один. Значит мы отсеемся. Надо как-то с этим делом справиться поскорее, чтобы он не успел избавиться от нас.
- Да, ты прав, - задумчиво произнёс Булкин и набрал номер начальника операции по поиску бомбы. Телефон Гандилеренко молчал.
- Странно, - сказал Прапорщик и позвонил его помощнику. – Есть новости? – с ходу спросил он.
- Мы нашли подшивку журналов «Спорт-Экспресс» за последние пять лет. Надо? – услышал он в телефоне.
- Очень надо, б*я! – не выдержал президент. – Бомбу нашли?
- Никак нет. Уже половину Кремля прочесали.
- Шевелитесь, у вас остаётся всё меньше времени.
- Слушаюсь.
Булкин положил мобильный, но тут же снова за него схватился – звонили из больницы.
- Ну как там Корнелий? – с надеждой спросил Булкин.
- Жив, не беспокойтесь, - услышал он радостную новость. – Правда, состояние у него стабильно тяжёлое… Но вы не переживайте, он выкарабкается.
- Это радует.
- Правда, одна проблема – скорей всего будет потеря памяти.
- Серьёзная?
- Не очень. Он забудет последние пару дней, остальное сохранится. – Но скорей всего забудет он их навсегда.
- Что ж, тогда удачи вам. Надеюсь, вы поставите его на ноги.
- Разумеется!
- Вещи его смотрели?
- Ну, да. Но там ничего серьёзного, только какие-то бумажки. Я их выбросила в мусор.
- Эм… Ну, как бы вы зря это сделали, ну да Бог с ними. До свидания.
Булкин вновь отложил мобильный и вновь за него взялся.
- Надо ещё кое-куда позвонить, - заявил он. На самом деле он не собирался это делать. Делая вид, что звонит по телефону, он тайком заглянул Вадиму в блокнот. Тот писал стихи…

ГЛАВА 15, Последняя загадка
В библиотеке было тихо. Арабской литературой интересовались не очень активно.
- Здесь работает забавный старичок, - сказал Вадим.
- Хм, только вот не видно что-то его, - нахмурившись произнёс Булкин.
Они шли вдоль стеллажей с книгами. Тусклая лампочка еле светила, из-за чего в библиотеке был полумрак. Наконец возле одной полки они увидели старичка. Он стоял, прислонившись к ней и молчал.
- Эй, - окликнул его Булкин. Старичок не оборачивался. Прапорщик подошёл вплотную и не смог не удержаться от крика. Из спины старичка торчал нож, который пригвоздил того к полке, удерживая от падения. Он вытащил нож, и потрогал пульс смотрителя.
- Всё кончено, горько заявил он и заметил, что к груди старика приколота записка.
Мой первый слог – Отелло,
На звук укоротить.
Он сделал своё дело,
Он может уходить
Второй – этап эпохи длинный,
Когда народ под игом жил,
А третий слог – глагол призывный,
Подставь стакан и вслух скажи
А слово в целом есть в столице,
Там воздух затхл и вонюч,
Оттуда нужно вниз спуститься,
И там найдёшь последний ключ
- Да, эта задачка посложней, - задумчиво сказал Булкин. В это время Джонленнон подбежал к столику, на котором кто-то оставил тарелочку грибов.
- О, грибочки!!! – радостно воскликнул он и тут же схватил горсть и начал жевать.
- Осторожней! – крикнул Вадим. – Это может быть ловушкой!
- Да чё мне сделается, ребята? – весело сказал экс-хиппи и тут же повалился на спину.
- Джонленнон, Джонни! Что с тобой?! – бросились друзья к нему.
- Кажись, грибы подействовали… - пробормотал Вадим, осматривая коробочку с грибами и сами грибы. - Они не просто так тут лежали. Кажется, Абу Аль-Насри знал, что делать. Грибы-то усыпляющие!
- Так он просто спит? – спросил Булкин, глядя на друга, лежавшего ничком.
- Ну да… Насри сказал, что до него дойдёшь только ты… Значит, дальше моя очередь.
- Он кажется говорил, что дойдёт только один. Так что может быть и моя, - сказал Прапорщик, пристально глядя на Вадима. Его очень смущало поведение Памошника. «Неужели он…» - но Булкин не хотел думать об этом.
- Что тут загадано? – вслух сказал Булкин.
- Ну, тут шарада. Первый слог – Отелло. Отелло – он кто?
- Ну, герой Шекспира… Военачальник… Мавр…
- Да уж, неясно. Ладно, оставим пока.
- Когда народ под игом жил?
- И ещё один слог нужен. Что там есть?
- Ну, татары, орда, Золотая Орда…
- Золотая Орда… А третий – призывный глагол.
- Глагол повелительного наклонения?
- Очевидно, - сказал Вадим. – Когда подставят стакан… - Думаю, глагол «лей».
- Точно! Подходит! А что с ордой?
- А что если сократить что-нибудь?
- Тут Золотая Орда, её часто сокращают. Может Зэ-О?
- ДА!!! Всё сходится!! Зо-лей…
- Что залить? – не понял Булкин.
- Отелло – мавр! А на звук укоротить – будет МАВ!
- Мав… зо… лей! Чёрт возьми, а ты прав!
- Да, но разве под Мавзолеем есть катакомбы? Вроде мы там не рыли…
- Должны быть! Поехали на место, выясним.
В этот момент Булкин увидел, что на лестнице вверху стоит человек в чёрном костюме. В руках он держал винтовку и целился в Вадима. Видимо, он подкрался, пока друзья разгадывали загадку. Булкин не долго думая схватил пистолет и начал палить в киллера. Тот спрятался за колонной, и оттуда начал выцеливать в Вадима. Тот впрочем тоже не растерялся. Он вырвал из блокнота листочек, моментально сложил из него самолётик и запустил его в киллера. Годы, проведённые в аэроклубе сделали своё дело. Самолётик описал замысловатую дугу и воткнулся в глаз убийце. Тот взвыл от боли и высунулся из-за колонны. Этих секунд хватило Булкину, чтобы провести точный выстрел. Киллер упал навзничь. С ним было покончено.


ГЛАВА 16, в Мавзолее
Друзья стояли около Мавзолея. К нему подошёл какой-то бродяга и попросил мелочь. Булкин выгреб из кошелька несколько рублей, и бомж с радостью принял их и удалился.
- И где же вход в это подземелье, которое должно быть под Мавзолеем.
- А что если мы неверно расшифровали?
- Нет… не может быть – сказал Булкин. – Не может быть. История началась возле Кремля. К Кремлю и привела.
- Может, зайдём внутрь?
- Ну давай. Охранник на входе долго не хотел впускать их.
- Да будь вы хоть президентом, не пущу! Посетителей пускают с десяти утра до часу дня!.
Булкин посмотрел на охранника:
- Значит, даже президента не пустите?
- Да плевал я на вашего президента! У меня начальник не он!
- Жаль, - сказал Булкин, протягивая удостоверение. Охранник медленно прочитал его и быстро побледнел.
- Простите, товарищи президент. Недоразумение… Я просто… Просто свою работу выполняю… Я не то, что плевать, но…
Булкин не слушал его. Ему было не до хамоватого охранника. Они вошли внутрь.
В Мавзолее было тихо. Светила красноватая лампа, а вождь мирового пролетариата тихо лежал, будто живой. Друзья тихо прошли вокруг гроба, затаив дыхание. Великий человек был перед ними, как и много лет назад…
- Скоро будет сто лет, как он умер… - прошептал Вадим и в тот же момент выматерился. - Твою мать, кто тут молотки разбрасывает?
Булкин подошёл к молотку, лежавшему на полу. Обычный молоток, но что же он делает на полу в Мавзолее. Он поднял его и оглядел. Да, обычный молоток.
- Постойте-ка, - сказал он сам себе, оглядывая рукоятку. Он думал, что на ней написана фирма – производитель. Нет, надпись сделана маркером.
- «Ты сам знаешь, что делать…» - прочитал вслух Булкин.
- Что? – удивился Вадим. – куда же я без Вас?
- Нет-нет. Надпись… Да, я знаю, что делать, - с этими словами Булкин замахнулся в сторону гроба.
- Вы уверены? – спросил Вадим.
- Уверен! – воскликнул Булкин и швырнул молоток.
Хваленое бронированное стекло не выдержало полёта молотка и раскололось. В эту секунду решётки упали на оба выхода.
- Вполне естественно, - иронично заявил Вадим. Больше ничего не происходило.
И когда уже Булкин хотел вызывать охранника, чтобы он поднял решётку, один из камней в стене мавзолея заскрипел и выдвинулся из стены. Булкин подошёл к нему и нажал. Гроб с Ильичом начал подниматься, и стенка постамента, на котором он стоял, отодвинулась в сторону. Булкин и Вадим переглянулись и прыгнули в открывшееся отверстие через бордюр. Гроб опустился на место.
Когда к помещению подбежал охранник, он увидел разбитый гроб, пустую комнату и две решётки, закрывавшие оба выхода.
- Чертовщина, - пробормотал он и встал обратно на пост. Распоряжений о действиях в подобной ситуации у него не было, поэтому он вернулся к исполнению обязанностей.


ГЛАВА 17, Предательство
Булкин и Вадим шли уже где-то сорок минут по тёмному туннелю, подсвечивая себе допотопными фонариками.
- Как думаешь, где мы сейчас? – спросил уже подуставший Булкин.
- Товарищ Президент, я ж не Вергилий, не ориентируюсь под землёй.
- А если подумать?
- Хм, давайте сообразим. Метро наверху гремит с прежней силой. Значит мы ещё в центре, - с умным видом заявил Вадим.
- Спасибо тебе, капитан Очевидность, язвительно заявил Булкин. – Мы и часа не идём, где мы можем находиться, как ты думаешь? Естественно в центре.
- Мы шли куда-то на юго-восток. Думаю, мы в районе Третьяковки, - продолжал рассуждать не слушавший его Памошник.
- Может, встреча состоится в подземелье Третьяковской Галереи?
- Бог его знает…
Тоннель неожиданно резко повернул, и они оказались перед дверями… лифта.
- Что будем делать, товарищ президент?
- Думаю, стоит вызвать лифт. Он же не даром тут.
- А что если Вы нажмёте кнопку и подорвётесь?
- Не говори ерунды. Если бы Насри хотел, он бы мог укокошить меня гораздо раньше, как того же бедного Стаканова, - с этими словами Булкин нажал кнопку.
Взрыва не произошло. В этот момент раздался скрип спускающегося лифта.
- Где-то я уже слышал такой скрип, - бормотал себе под нос Булкин.
В этот момент створки лифта открылись, и оба товарища вошли в кабину.
- Что Вы сказали? – спросил Вадим, ища, что в этой кабине ещё нажать. В этот момент она поехала вверх сама.
- Н-ничего, - пробормотал Прапорщик, а про себя подумал, – «И кабина до боли знакомая».
Наконец дверцы лифта открылись…
***
В этот момент Булкин уже не сомневался. Его самые страшные подозрения подтвердились. Перед ним открывался хорошо знакомый коридор. Но ещё лучше он был знаком Вадиму. Это было общежитие, в котором тот жил в студенческие годы.
Вадим вжался в стену и молчал. Глаза его были широко распахнуты. Булкин резко повернулся к нему и выхватил пистолет, забыв, что всю обойму он высадил в киллера в библиотеке:
- Я с самого начала подозревал тебя! – закричал Булкин.
- Прапорщик, успокойся, - тихо сказал его теперь уже бывший друг. Его лицо из открытого и светлого неожиданно стало серым и отталкивающим.
- Кто первым обнаружил видеокассету? Ты! Кто имеет доступ ко всем секретным комнатам Кремля? Ты! – задыхался от гнева прозревший детектив. Да, именно детектив. Булкин только сейчас ощутил шевеление извилин, знакомое по детективным годам
- Булкин, выслушай меня, - продолжал говорить Вадим.
- А как ловко ты распутывал загадки! Небось вместе с Насри сочиняли! Я тебя застрелю сейчас, предатель!
- Твой пистолет не заряжен, - сказал Памошник. Булкин словно не слышал его.
- Да, общежитие, в котором ты знаешь все закоулки, бесспорно отличный штаб! Как я не заметил, что бедный Лихамыч на видеозаписи находится в одной из комнат общаги?!
Вадим неожиданно сделал резкое движение, пытаясь выскочить из тесной кабины лифта, но Булкин уже оторвал с лацкана большую медаль «Лучшему стрелку-2005» и резко всадил её преступнику между глаз – этому приёму он научился в Китае. Вадим упал, истекая кровью. Последними его словами были: «Спа…си… Лихамыча»…

ГЛАВА 18, В заброшенном общежитии
Булкин ещё не мог оправиться от небольшого шока от волны событий и догадок, нахлынувших на него. Он бесцельно шёл по длинным коридорам общежития, думая, куда идти и что делать дальше. Но, несмотря на состояние, близкого к стрессовому, его мышцы были напряжены, и рука сжимала пистолет, который он забрал у мёртвого Памошника. Он ожидал, что одна из дверей, ведущих в комнаты общежития, откроется, и оттуда выйдет какой-нибудь монстр. Он дошёл до бывшей кухни и встал там. Наличие такого домашнего атрибута как электроплитка заставило его успокоиться и спокойно оценить события.
- Зачем Вадим просил спасти Лихамыча? Наверное, в мерзавце проснулась совесть, всё понятно. Всё понятно. Вадим знаком с Насри даже дольше, чем я… Вадим и писал эти дурацкие стишки-загадки… Стоп! Что-то не сходится! – неожиданно для себя стал говорить вслух президент. Стихи были отвратительные, даже я это заметил. А Вадим же признанный поэт! Я читал его произведения, великолепно написаны. А те вирши были безвкусным бумагомаранием, из-за чего мы даже решили, что его написал Аль-Насри, плохо знакомый с русским языком. Может, Вадим просто писал их в спешке? Да нет, у него даже экспромты были отличными. А тут видно, что человек готовился. Тогда получается, что Вадим… - Булкин замолчал, боясь произнести страшную правду.
«Я убил друга! Не предателя, а преданного друга!» - всё ещё бормотал Булкин. - А он прекрасно знал общагу, мог бы меня вытащить к правде. Да и вообще, он невиновен был. Чёртов Абу был прав, до финала я дошёл один. Сколько осталось до взрыва? – Он посмотрел на часы. – Всего полчаса! Времени в обрез, не время скисать, как пятилетнему! Давайте подумаем, что нам нужно сейчас! Выяснить, кто из министров предатель? Некогда и не время! Выяснить, нашли ли бомбу? Бесполезно! Тут не общага, а чёртов бункер, где ничего вообще не ловит! Найти всё-таки Аль-Насри и покончить с этим? А удастся ли мне покончить с этим? Ну, наверное, бомбу он обезвредит – иначе и от него ничего не останется, – Булкин вспомнил террористов-смертников, но тут же отмёл эту мысль. – Абу – террорист номер один, вряд ли он захочет жертвовать собой. Но что же ему надо тогда? Зачем весь этот цирк?! И где его искать? Тут больше двух сотен комнат, где его найти?
Булкин достал смятые листочки со стихами. Ещё раз перечитал их все. Ничего. Он тупо уставившись в них, вертел их в руках.
- Отпечатаны принтером. Обычный лазерный принтер… А нет, вот первая с дефектами, явно струйный постарался. Ещё зажёванная какая-то, - бормотал детектив. И тут его осенило! Вадим жаловался на то, что его принтер жевал бумагу, и ему приходилось пользоваться лазерным принтером приятельницы из комнаты 137.
Булкин не раздумывая кинулся туда.
Tags: Двойной Фёдр, Детектив
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments