paisiypchelnik (paisiypchelnik) wrote,
paisiypchelnik
paisiypchelnik

Categories:

Да зайшеймлен будет кринжем всяк краш войсящий. Немного о чистоте русского языка

Что ж, я немного выдохнул, успокоился, и давайте теперь займемся нашим любимым занятием (по мнению некоторых неравнодушных читателей): ненавистью ко всему русскому. Ну а в данном конкретном случае: спасению всего русского через ненависть. Ну ладно, не всего русского, а только русского языка. В общем, сейчас разберемся.


I. Почему я пишу этот пост.
На данный пост меня натолкнули три независимых друг от друга материала, но вышедшие примерно в одно время.
Первый: тест на знание молодежного сленга футболистами сборной России. Их просили объяснить слова  «войсить», «вписка», «краш», «лойс», «ливнуть», «сяб», «чиллить», «шеймить», «кринж» и «криповый».
Второй: тест на знание молодежного сленга на одном архангельском сайте.
Третий, самый нашумевший: запрет на употребление ряда слов комментаторами «Матч ТВ». Среди них: бэкграунд, лайкать, окей, хайлайт, шорт-лист.

Ну а точнее натолкнули даже не эти материалы, а комменты к ним. Вот некоторые:

К первому: «Ну и прекрасно, что ребята не знают такой словесный мусор!»
Ко второму: «Блин, я даже тычковать ответы не стал, чтобы узнать правильные. уподобляться дебилам - не мое».
К третьему: «Это называется любовь к родному языку и речи. А комплексы по этому поводу могут быть только у тех, у кого глаза болят от книжек, третьего день рождения (а ещё он в неё ест) и кто прочел две книжки в жизни (одна - букварь, вторая с картинками)».

Ну что ж, поговорим-ка мы о «чистоте русского языка» и «недопустимости его засорения».

II. Немного истории
1. «Мокроступы»

Вообще история о «засорении русского языка» не нова. Ведь еще в XIX веке находились желающие искоренить иностранные слова. Так галоши (или калоши) предлагалось заменить на «мокроступы», а «меню» - на «разблюдай» (последний факт я слышал только в вопросах ЧГК, так что за достоверность не ручаюсь). С тех пор вопрос «русскости» русского языка периодически то всплывает, то забывается. Так во времена молодой советской республики иностранные словечки легко и беспроблемно подхватывались. Позднее их употребление снова порицалось, затем они снова подхватывались и так далее.

Новая волна борцов за «чистоту» языка поднялась в последние годы, с развитием интернета и скрепности. Сейчас принято ругать за использование новомодных словечек, а порой и уже укрепившиеся в русском языке слова подвергаются остракизму со стороны «ревнителей».
 
2. Скрепы
К сожалению, масла в огонь подлил и некогда годный сатирик, а позднее – лизоблюдский конъюнктурщик Михаил Задорнов. Его отвратительные номера о «ЗАПАДне», «отформатированном европейском мышлении» еще куда ни шло, но когда он начал на полном серьезе втирать о том, что все этимологи врут, а на самом деле русский язык – самый древний в мире и от него произошли чуть ли не все слова… Ну, точнее, не все, а те, которые появились до того, как Задорнов родился. А потом стали появляться новые слова, и конечно, это мерзкие заимствования, засоряющие русский язык.

Конечно, эту тему продвигают и в школах, зачастую неосознанно. Ведь все мы знаем слова о «великом и могучем» русском языке. Возможно, кто-то вспомнит слова Ломоносова, что русский язык содержит «великолепие испанского, живость французского, крепость немецкого, нежность итальянского, сверх того богатство и сильную в изображениях краткость греческого и латинского языка». Перефразируя «Нашу Рашу», «мы говорим на самом лучшем языке мира, а остальные страны нам завидуют».

На основе «элитарности» русского языка в сети регулярно появляются шутки про то, что ни один иностранец не сможет понять фразу (тут подставьте какую-нибудь сложную фразу). От якобы правдивой истории о немце, который уже несколько лет не может перевести фразу «косил косой косой косой», до «смищных» шуток из «Одноклассников» про то, что «ни один американец не поймет, почему «пи**ец» это плохо, а «пи**ато» - это хорошо».

Не буду скрывать, я и сам подвергся этому флеру элитарности. До тех пор, пока не увидел шутку про трех ведьм с часами.
«Три швейцарских ведьмы-сучки, желающих изменить свой пол, разглядывают три кнопочки на часах «Свотч». Какая из швейцарских ведьм-сучек, желающих изменить свой пол, разглядывает какую кнопочку на часах «Свотч»?»

По-английски это будет так: « Three swiss witch-bitches, which wished to be switched swiss witch-bitches, watch three swiss Swatch watch switches. Which swiss witch-bitch, which wishes to be a switched swiss witch-bitch, wishes to watch which swiss Swatch watch switch?»

Примерно тогда я задумался: а может, русский язык не такой уж и уникальный и неповторимый?

3. Изоляция
Но неужели причина такой нелюбви к англицизмам и иностранным словам только в боязни за эксклюзивность великого и могучего? Подозреваю, что нет. Я бы выделил как минимум две важные причины.
А) Незнание английского.
В Финляндии есть два государственных языка: финский и шведский. Я не знаю ни того, ни другого. Однако когда я ездил в Финляндию, мне не пригодился ни один из них, ведь я говорил по-английски. Английский язык в этой стране знают почти все, от маленьких детей до стариков. Похожая ситуация в большинстве европейских стран. И знающие люди рассказывают, что даже во Франции уже никто не будет делать вид, что он вас не понимает, хотя всегда считалось, что уж французы-то за свой язык держатся и принципиально не хотят знать английский.
По ряду причин английский язык в нашей стране знают плохо. В последние годы ситуация существенно улучшилась, в том числе за счет развития интернета и просмотра фильмов и сериалов в оригинале. Однако это касается в основном молодых людей, ну или людей примерно моего возраста. Более старшее поколение уже испытывает с этим проблемы.
Да о чем там говорить, если инициатором списка запретных слов на «Матч ТВ» стал председатель «Газпрома» Алексей Миллер. Которому всего-то 58 лет! Ну не старый же еще совсем, а все туда же. Причем это руководитель крупной корпорации, кому по долгу службы приходится быть человеком мира.
Причин плохого знания английского языка в нашей стране много: от международной изоляции в советские годы до уже упомянутой «скрепности». Ну и конечно, работает и историческая нелюбовь к «англосаксам». Ведь английский – это язык Британии и США, то есть наших вечных противников. «Зачем мне учить пиндосский, я русский человек», - уверен, многие из вас наверняка сталкивались с этой риторикой (думаю, кто-то и сам ее придерживается). При этом те, кто не хотят учить язык «врага», почему-то не бегут учить язык «друзей»: белорусский (называть Белоруссию Беларусью русский человек не должен даже под пытками!), китайский, корейский, хинди…

Впрочем, не будем углубляться в эту тему, там и до геополитики недалеко. В общем, факт остается фактом: английский у нас знают плохо.

Б) Кириллица
А сейчас я затрону одну неочевидную проблему, их которой также может отчасти вытекать проблема А.
Исторически сложилось, что наша страна – одна из немногих, кто использует кириллицу. А большинство языков мира предпочитает латиницу. И это, кстати, один из неотъемлемых атрибутов национальной гордости. Когда в 2017 году одна из дружественных стран – Казахстан – решила перейти на латиницу, я реально видел реакцию на это решение как на «акт русофобии».
(Кстати, не знаю, получится ли у них совершить этот переход, как-то очень сомнительно выглядит)
И когда в иностранных латинских языках появляется заимствованное слово, они зачастую его продолжают писать даже с учетом дополнительных букв и символов, которых нет в их языке. Так по-немецки «Кафе» пишется «Café», с французской буквой, которой нет в немецком языке. Фамилии при переносах на другие языки очень часто сохраняют свое написание. К примеру, немецкий футболист Mesut Özil будет Özil хоть во Франции, хоть в Германии, хоть в Англии.
А когда в языке появляется иностранное слово с непривычным для нас набором букв и слогов, оно может неосознанно вызывать подозрение. «Что за чиллить? Откуда это? Нет в русском языке такого слова и однокоренных ему!»
Возможно, разница в алфавитах повлияла и на знание русскими иностранных языков.
Разумеется, переходить на латиницу в 2021 году уже нет никакого резона. Просто вспомните, сколько мучений с латинскими буквами при передаче, к примеру, звука «щ»? По-немецки, к примеру, будет правильно написать его как соединение «шч». Но вот беда, «Ш» у них – это «sch», а «Ч» - «TSCH». Вот и превращается несчастный Хрущев в немецком языке в чудовищное Chruschtschow.
Так что к этому факту проще привыкнуть, а не попытаться его изменить. Потому что искусственное изменение ни к чему хорошему не приведет.

III. Сколько в русском языке русских слов?
Это вопрос, на который не сможет ответить ни один лингвист. Не потому, что слов бесчисленное множество. А потому, что непонятно, когда слово считать русским.
«Компьютер» - русское слово? Ну допустим, нет, англицизм. Искоренить!
А как быть, например, со словами «арбуз», «карандаш», «лошадь»? Это русские слова? Нет, это все заимствования «хар буцина», «кара таш», «алаша ат»…
Может, считать только исконные славянские слова? Но ведь все они восходят к праславянским языкам, а те – к индоевропейским и, возможно, древнеиндийского происхождения. Да вообще, славянский – не значит русский.
А как быть, к примеру, с месяцами? Ведь у нас, в отличие, например, от Украины, они называются не славянскими словами, а заимствованиями.
Поэтому никто не может назвать четкую грань, какие иностранные слова «засоряют» язык, а какие – нет. Сколько им должно быть лет, чтобы считать их нормой? Непонятно.

К примеру, в предложении «Школьник взял портфель, достал маркер из пенала и обвел параграф в тетради» ВСЕ существительные заимствованные.

Сразу вспоминается очень похожая история с забавным предупреждением перед утренником:


То есть персонажи классической итальянской пьесы, герой итальянца Джанни Родари и герои француза Дюма – это наше, а вот современные зарубежные мультфильмы – уже нет. Интересно, а Симба из Короля Льва – это современный герой или уже нет?

Чаще всего у ревнителей «чистоты» языка в качестве аргумента приводятся русские классики. Мол, Пушкин не говорил «бэкграунд», значит и мы не должны. Но при этом люди забывают, что сам Пушкин привнес в язык много новых слов. Какие-то из них прижились, какие-то забылись. И попади Пушкин хоть в наше время, хоть в пятидесятые, хоть в двадцатые, хоть в тридцатые, он бы не понял очень многое в нашей речи. Как и мы бы не поняли речь 19 века, не говоря уже о более ранних эпохах. Так засорили мы язык со времен Ивана Грозного, если не говорим уже «вельми понеже» и «паки-паки, иже херувимы»?

IV. Русский язык разберется без вас

А на самом деле причина тому, что какие-то слова приживаются в нашем языке, а какие-то нет, лежит на поверхности. Язык – ЖИВОЕ существо. Он сам адаптируется к новым условиям и новым реальностям. Он сам выбирает, какие слова приживутся, какие забудутся, а какие станут просто атрибутами своей эпохи.
Вернемся, например, к списку слов, запрещенных поборником чистоты русского языка Миллером. Знаете ли вы, что когда футбол только пришел в нашу страну, в нем почти все термины были иностранные? Не было вратарей, защитников, полузащитников, нападающих, «вне игры», угловых. Вместо них были голкиперы, беки, хавбеки, форварды, офсайды и корнеры. И заметьте, как по-разному сложилась судьба этих слов. Где-то осталось лишь наше слово (к примеру, «бек» никто сейчас не говорит, только для красного словца поро), где-то сохранились оба варианта. Никто не будет потрясать кулаками в праведном гневе на слова «форвард» и «офсайд». А где-то пытались ввести русский термин, но он просто не приживался. К примеру, для крайнего защитника, действующего на весь фланг, был термин «челнок», но сейчас он успешно вытеснен  итальянизмом «латераль».
Сейчас никто уже не будет морщить нос на слово «компьютер» и возмущаться, что засоряют язык англицизмами, ведь есть «русский» термин «ЭВМ».
Не развиваются и не меняются только мертвые языки. И то даже на латыни придумывают порой новые слова (хотя больше по фану).

V. Откуда столько агрессии?
Как-то раз увидев в комментах очередного возмущающегося «засоренным» русским языком, я ему написал: «Не будь душным, это не айс, может, тогда для кого-то крашем станешь».
На что получил вот такое (орфография и пунктация сохранены): «Не понял ни слова. Может, в этом и суть этих слов - кто-то хочется высказаться, но чтобы никто и не понял. Вам приятно будет, если в вагоне метро будет рядом с вами стоять человек, от которого разит перегаром или это будет бич от которого ссаниной воняет и вам некуда деться? Вот и здесь такая же ситуация».
То есть человек на полном серьезе сравнивает новые незнакомые слова с запахом мочи и перегара. То есть ему НАСТОЛЬКО тяжело и неприятно это слышать.
Что может быть причиной этой агрессии, помимо уже вышеназванных вещей? Возможно, нежелание и даже усталость при попытках подстроиться под быстро меняющийся мир. Только блог в ЖЖ заведешь, у всех уже твиттер. Только в твиттере начнешь писать, все уже ютуб-каналы завели. Думаешь тоже завести ютуб-канал… Ан нет, переходи на тикток. То же самое и с речью. Не успел выучить одно новое слово, как появилась пачка новых. И в юности под это адаптируешься легко, а с возрастом все сложнее.
Но вспомните молодых себя. Неужели вы в юности говорили строго теми словами, которые были написаны в художественной литературе XIX века? Я помню, меня отец зачем-то ругал за слово «вау». Я не мог понять: а почему? У меня что, отвалится что-то, если я его буду говорить? Ослепну, волосы на руках вырастут? Прошли годы, и я этого не понимаю до сих пор.

VI. А что же делать с засоряемым русским языком?
А ничего не делать. Как я уже писал выше, язык сам разберется. И вы сами к каким-то словам привыкнете. К примеру, возьмем слово «селфи». Сейчас оно прочно вошло в наш язык, я прекрасно помню первые годы его появления – 2013-2014 год. И я помню, как в издании, где я работаю, одно время запрещали его использование с формулировкой «нет такого слова в русском языке». Летом 2014 года его разрешили, и поначалу в комментариях находились недовольнее пользователи с такой же претензией: «Нет такого слова!» Пушкин же не делал селфи.
И нынешние новомодные словечки либо войдут в обиход, либо забудутся. Ну а если вы боитесь, что их так много, что скоро и русских слов не останется, то вот вам два примера.
Первый – фельетон Лиона Измайлова.
«Классно, говорю, ща один фитиль такое сморозил. Подкатывается к шкету. Дай, говорит, велик погонять. Сел и почесал. А тут училка. А он давай выпендриваться. Варежку разинул. Да как дерябнется. Сам с фингалом. Училка чуть не с катушек, а велик гикнулся. Во ржачка. Клёво, да?»
В нем Измайлов высмеивает новомодные словечки и сленг, «засоряющие» русский язык. Ну и что в итоге? Половина слов спокойно используется в разговорной речи, а другая половина канула в небытие. Кто сейчас будет возмущаться на слова «классной», «клево» и «выпендриваться»? А кто будет говорить «дерябнуться» и «гикнуться»?
Пример 2: песня «Аквариума» «Мочалкин блюз», иронично написанная в семидесятые с использованием тогдашних сленговых словечек (кстати, в основном англицизмов!).

Если в семидесятые назвать обувь «шузами», то наверняка можно было нарваться на защитников родной речи, возмущенных тем, как фривольно молодежь обращается с языком Достоевского. А если назвать обувь «шузами» сейчас, то можно угодить в дом престарелых, потому что словечко вышло из употребления примерно тогда же, когда и пришло. Так что не надо уподобляться упомянутым в начале комментаторам, которые считают, что незнание молодежного сленга делает их лучше и умнее. Нет, не делает. Мне в 33 года не придет на ум назвать кого-то своим «крашем». Но ничего постыдного в знании этого слова я не вижу.

Ну а напоследок я хочу вспомнить историю, как кто-то из депутатов от ЛДПР (возможно, сам Жирик) в очередной раз верещал о необходимости не допускать заимствований в русском языке. На что представитель партии «Яблоко» ответил ему, что в названии «Либерально-Демократическая Партия России» три слова из четырех являются заимствованиями. Ауф!

Ставь лойс, если согласен, не будь токсиком и душнилой.
Tags: Литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

Recent Posts from This Journal