paisiypchelnik (paisiypchelnik) wrote,
paisiypchelnik
paisiypchelnik

Categories:

Топ-11 произведений школьной программы

Русская литература построена на страдании.
Страдает либо герой, либо автор, либо читатель.
(Народная мудрость)
Ни для кого не секрет, что школьная программа построена таким образом, чтобы навсегда убить в человеке любовь к русской литературе. И если в человеке осталась эта самая любовь, то тут возможны четыре варианта. Вариант один: патриотические чувства («весь мир читает Достоевского и Толстого»). Ну с ним все понятно, он русскую литературу любит, даже если помнит из нее только то, что Онегин написал Татьяне «Я помню чудное мгновенье». Вариант два: он любит русскую литературу, потому что «Пушкин – солнце русской поэзии», а еще «наше всё» и «все мы вышли из гоголевской шинели». Более смягченная версия первого варианта. Он любит русскую литературу, потому что это правильно и так надо, а еще он помнит несколько устойчивых выражений (см. выше), которыми жонглирует при просьбе объяснить, что же в русской литературе хорошего. Вариант три: человек связал свою карьеру с литературой, в том числе русской (филолог, лингвист, преподаватель). Во взрослом возрасте все же произведения классиков воспринимаешь уже по-другому и находишь в них, возможно, отголоски себя. Вариант четыре: человеку повезло с преподавателями, и они смогли интересно преподнести русскую литературу в школе. Последний случай отчасти касается и меня.

Да, я действительно люблю некоторые произведения из школьной программы. Некоторые, но не все. Мою стойкую нелюбовь к Пушкину и Толстому уже ничем не перебить. Особенно мне обидно, что из-за тотальной пушкинизации наши школы вообще не затрагивают (или затрагивают очень по касательной) литературу зарубежную. А ведь зарубежная литература – это еще и учебник культурологии, истории и даже немного иностранного языка. Благодаря зарубежной прозе можно лучше узнать о событиях, происходивших в других странах, понять лучше психологию и философию иностранцев. Но нет, мы годами варимся в собственном густом соку переоценнных стихов Пушкина, бесконечных любовных страданий Тургенева и затянутых повестей Толстого.
Впрочем, не все так плохо. Есть в русской литературе произведения, которые нашли отклик и в моем черством сердце. Итак, это топ-11 произведений школьной литературы!

Сразу хочу оговориться: в список не войдут отдельные стихи, поскольку оценивать их в одном ряду с прозой я считаю неправильным (хотя одно стихотворное произведение будет, и это не «Евгений Онегин»). Кроме того, в список вошли только те произведения, которые проходил в школе я. Как вы понимаете, единой школьной программы не существует, поэтому где-то проходят, например, «Мастера и Маргариту», а где-то нет. У нас – нет, так что ее в рейтинге тоже не будет. Ну да ладно, я затянул со вступлением, поехали уже!

11. Иван Гончаров. «Обломов»

(оцените масштаб юмора при выборе картинки)
Возвращаяемся к эпиграфу поста. Произведение, где русские страдания выведены на новый уровень. А главное – очень хорошо показано, что сам русский человек и является виной этих страданий. Как говорил один мудрец в интернете: «Человек – сам п**дец своего счастья». Обломов мог прожить интересную и полезную жизнь, но сам предпочел путь «обломовщины».
Кстати, я терпеть не могу экранизацию Михалкова. Нет, снято все хорошо, актеры великолепны, атмосфера передана, но концовка… Вы помните, чем все заканчивается? Фактически повествование обрывается на середине книги, на моменте, где и раскрывается ее основная мысль, где происходит крутой поворот назад. В итоге всей второй части угасания Ильи Ильича уделено две минуты авторского закадрового текста. Позор, ей-богу.
Да, и об Илье Ильиче. Детям  в школе объясняют, что выбор имени-отчества неслучаен, потому что он символизирует, что в семействе Обломовых годами ничего не менялось, и сын был как отец. Спасибо, невероятно важное уточнение, как бы мы без него насладились повестью?

10. Михаил Зощенко. «Рассказы»

Рассказы Зощенко мы проходили в разные годы учебы. Парочку читали даже в начальной школе (причем даже не из цикла «Лёля и Минька»). Про великолепное чувство юмора автора, думаю, даже заикаться нет смысла, это вы все и так без меня знаете. Но мне рассказы Зощенко в первую очередь ценны как исторический срез эпохи. В литературе в принципе не так много произведений, рассказывающих о быте и простой жизни первых лет СССР. В основном в ту эпоху происходит действие героических саг про бравых ребят-красноармейцев, выгнавших поганых буржуинов с рабоче-крестьянских земель. А вот про выкрученную ламочку в прихожей можно было прочесть именно у Зощенко. Историческая фигня, как говорится.

9. Николай Гоголь. «Мертвые души»

(Нашел картинку в интернете, ржал как ненормальный)
Вам еще предстоит узнать мою дичайшую любовь к творчеству Гоголя. И это первая весточка. Ну что, куда Русь-тройка мчится? Судя по «Мертвым душам», особо никуда и не мчится. Ну, может, крепостными у нас уже не торгуют, но основы ведения маркетинга, поведение сильных мира сего, психология людей остались те же, что и в произведении 1841 года. Очень мощная сатира для того, да и не только для того времени. Крутейше раскрытые образы героев – я до сих пор без проблем опишу и внешность, и характеры Чичикова, Манилова, Коробочки, Ноздрева, Собакевича и Плюшкина. И стояли бы «Мертвые души» в рейтинге гораздо выше, если бы не любовь длинноволосого паренька к пиромании. Ну не могу я в полной мере оценить произведение, которое фактически оканчивается ничем. Это как посмотреть одну из двух серий «Двенадцати стульев» Гайдая и по ней судить обо всем фильме. Ну первая часть хороша, да. А вторая – только в обрывках черновиков.

8. Фёдор Достоевский. «Преступление и наказание»

Мало кто задумывается, но это произведение – самый что ни на есть детектив. Да, пусть он и не построен по классической схеме, но убийство есть, расследования есть, подозреваемые есть, битва умов между преступником и сыщиком есть. Да, убийца тут известен с самого начала, и мы следим за действием его глазами. Ну и что, бывают и такие детективы!
Прекрасно переданы внутренние терзания героя, которые в виде одной фразы пошли в народ. И я не побоюсь назвать эту фразу! Тварь ли я дрожащая или право имею эту фразу назвать?!
И вроде бы да, произведение опять о внутренних страданиях героя, но оно так захватывает, что обо всем этом быстро забываешь. И даже большой объем повести не кажется очень уж большим. Ну и мощнейшая депрессивная кода в конце. Признаюсь, на меня 15-летнего книга произвела сильное впечатление.
И было бы «Преступление» в рейтинге выше, если бы не одна его проблема – его сложно перечитывать, уже зная сюжет. При повторном прочтении оно уже кажется затянутым, и хочется быстрее пролистать страницы до ключевых событий.
А еще «Раскольников Родион Романович» - это «Раскол родины Романовых», то есть раскол России, раскол в результате душевных терзаний, как же мы жили без этой информации, школьная программа?

7. Николай Гоголь. «Вечера на хуторе близ Диканьки»

Да-да, знаю, очень попсовый выбор, особенно сейчас, в свете серии фильмов «Гоголь». Ну ничего не могу с собой поделать! Я даже в свое время хотел сделать топ-11 произведений цикла, а потом открыл и с грустью заметил, что их всего 8, и даже с учетом «Вия» (который был уже в «Миргороде») выходит 9.  «Вечера» я запоем прочел летом 1998 года перед пятым классом, и когда мы уже приступили к их изучению, хорошо знал материал и с удовольствием ходил на уроки литературы.
Раз рейтинга из 11 пунктов сделать не получилось, напишу его тут просто списком, от худшего к лучшему. 8) Сорочинская ярмарка. 7) Иван Фёдорович Шпонька и его тётушка. 6) Майская ночь, или Утопленница. 5) Ночь перед Рождеством. 4) Заколдованное место. 3) Пропавшая грамота. 2) Страшная месть. 1) Вечер накануне Ивана Купала. (Как говорится, пишите в комментариях, если хотите подробного разбора всех рассказов)

6. Антон Чехов. «Рассказы»

Приготовьтесь, с этого пункта пойдет сплошняком политика
Наверное, главное наследие Чехова – это не «Вишневый сад», не «Дядя Ваня», не «Три сестры». Главное, что он дал нашей литературе гениальную фразу: «Краткость – сестра таланта». И в ее доказательство настрочил целую пачку шикарных коротеньких произведений. А в чем их шикарность? В хорошем слоге? Да. В краткости? Да. В юморе? Безусловно. Но главное – в их бессмертности. Не так ли у нас сейчас выслуживаются чиновники червяковы перед статским генералом Бризжаловым, котого ненароком успели обрызгать? Не так ли у нас меняют окраску хамелеоны владимиры рудольфовичи, выясняющие, генеральская это была собака или нет? А не так ли у нас полиция вылавливает опасных злоумышленников, поставивших лайк под неподходящим постом открутивших гайку на железной дороге? А не так ли у нас распространен анонимный троллинг в комментах? Что, говорите Чехов не писал об анонимном троллинге в комментах? А вы почитайте «Жалобную книгу»!

5. Александр Грибоедов. «Горе от ума»

«Ну прочитал я ваше «Горе от ума». Ничего оригинального, одни цитаты» (анекдот из бесплатной газеты объявлений, которую в Северодвинске пихали в почтовые ящихи в начале 2000-х, может, пихают и до сих пор)
Все же потрясающая судьба. Быть авторитетным дипломатом, трагически погибнуть при исполнении, а в историю войти как автор художественного произведения. Да еще и стихотворного. Да еще и пьесы. Да еще и фактически единственной. Да, были у него  «Замужняя невеста», «Молодые супруги» и что-то вроде еще, но господи, кого это вообще колышит, когда есть «Горе от ума»?! Еще одна политическая нетленка на все времена. Пожалуй, отрывок из «Горя» – чуть ли не единственное стихотворение, которое я в школе учил с удовольствием. Актуальность, цитируемость, остроумие – в общем, вы все и без меня знаете.

4. Николай Гоголь. «Ревизор»

Кто про чё, а я про политику. Ну что поделать! Я утверждал и буду утверждать: русская литература в первую очередь (не в единственную, а в первую) ценна именно политической сатирой. Во-первых, за счет ее прежней актуальности, во-вторых за счет невероятного остроумия, с которым авторы расходятся на этой теме. Это вам не любовные страдания тургеневских героев, не переживания о судьбах России. Это Ляпкин-Тяпкин, который взятки борзыми щенками берет и искренне полагает, что это норма. Это Хлестаков, который врет настолько нагло и откровенно, что только раболепные глупцы поверят ему на слово. Это немая сцена в конце.
Конечно, «Ревизор» никогда не терял своей актуальности, но за последние годы, во время больших строек к Олимпиаде в Сочи и чемпионату мира по футболу он обрел второе дыхание. Жаль только, ревизор не инкогнито приезжал. А то, глядишь, и объект бы один многострадальный не стоил 43 миллиарда рублей.

3. Михаил Булгаков. «Собачье сердце»

Так уж вышло, что «Мастера и Маргариту» мы в школе не читали, зато читали «Собачье сердце». Возможно, оно и к лучшему. В школьном возрасте тяжело в полной мере проникнуться гениальностью «Мастера», а вот «Собачье сердце» и по сюжету попроще, и по морали, да и покороче вроде бы будет.
Ядреное сочетание классической русской литературы, эпохи того времени и научной фантастики. У нас вообще в русской литературе много было научной фантастики? Кому-то по приколу читать, как собаку человеком сделали, кого-то веселят «пролетарские» рассуждения Шарикова, а кто-то с ужасом переносит на современные реалии таких шариковых и швондеров и понимает: они победили.
Ну а мой любимый момент из книги – вот этот. Да, тут фильм, но диалог передан вроде как слово в слово.

«Не хочу». Универсальный ответ, главное произнести с правильной интонацией.

2. Евгений Замятин. «Мы»

Увидел в интернете отличный диалог: «Школьник. Прочитал впервые Оруэлла или Замятина. Все события в России сравнивает с Оруэллом или Замятиным». Комментарий: «И не ошибается».
Да, жаль, что «1984» и «Скотный двор» у нас в школе не проходят. Не знаю, как сейчас обстоит ситуация с «Мы», но мне, к счастью, повезло познакомиться с произведением на уроках литературы. Вообще я очень благодарен своим учителям литературы за отсутствие уроков "правильного" политпросвета и за параллели с современностью в русской классике. Нина Александровна, жаль, что вы это уже не прочитаете, но этот пост частично посвящался вам. Хотя «Мы» уже проходили с Галиной Николаевной. Ей тоже спасибо.
Про содержание произведения и его культурное влияние, думаю, нет смысла говорить. Просто стоит напомнить, что Оруэлл прочитал «Мы» еще до написания «1984», и по сути оба произведения очень и очень похожи. Но блин Оруэлла у нас все читали, а Замятина – только если в школе проходили. Обидно, понимаешь!

Перед первым местом – парочка упоминаний.
Максим Горький «На дне» и Иван Тургенев «Записки охотника». Точно помню, что когда проходили в школе, мне эти произведения понравились. Но они совершенно не отложились в памяти. Спроси меня, о чем там было, я только парой общих фраз обойдусь. Надо перечитать.
Ну и моя главная боль: Николай Некрасов «Кому на Руси жить хорошо?».

Тут та же проблема, что с «Мертвыми душами» и экранизацией «Обломова», но только в еще более запущенной стадии. Завязка поэмы очень интересная. Встречаются несколько мужиков и спорят, собственно на тему, которая вынесена в заголовок поэмы. И каждый высказывает свои варианты. И они едут выяснять, кто из них прав. И вроде дальше замес понятен: будут приезжать к помещику, чиновнику, купцу, министру и царю и выяснять, что у всех-то какие-то проблемы есть. А что в итоге? Выясняют только у двух из них, и все, поэма заканчивается. Ну как так можно делать?! Если верить Википедии, «Такая неожиданная концовка возникла потому, что автор осознавал свою скорую смерть, и, желая закончить произведение, логически завершил поэму в четвёртой части, хотя в начале Н. А. Некрасов задумывал 8 частей». Но почему меня должны волновать проблемы автора?! Взялся – дописывай, а то ни то ни сё!

1. Михаил Салтыков-Щедрин. «История одного города»

Без лишних слов, как говорится. Летопись истории древней, старой, современной и будущей. Все лучшее, что есть в предыдущих «политических» пунктах, есть и тут, но в более гротескном ключе. Вы только посмотрите, как преобразился Глупов за последние годы под руководством Сергея Семеновича Со… то есть Угрюм-Бурчеева!
Ну и полнейшая безнадега почти что в самом начале: «Вспомнили только что выехавшего из города старого градоначальника, и находили, что хотя он тоже был красавчик и умница, но что, за всем тем, новому правителю уже по тому одному должно быть отдано преимущество, что он новый. Одним словом, при этом случае, как и при других подобных, вполне выразились: и обычная глуповская восторженность, и обычное глуповское легкомыслие». Так и будут глуповцы радоваться новым градоначальникам, потому что они новые.
Да, у Салтыкова-Щедрина есть множество других произведений схожей тематики, но это, наверное, объединило все лучшее. Недаром, именно Салтыкову-Щедрину приписывается больше всего цитат о русском обществе, которые некоторые издания называют «русофобскими фейками». Не это ли настоящее народное признание? Как говорится, разбудите меня через сто лет и спросите: что происходит в России? Я отвечу: пьют, воруют и сочиняют фейковые цитаты Салтыкова-Щедрина.

P.S. Пишите в комментариях: а какие произведения школьной программы любите вы? Какие любили в школе? И вообще, нужно ли в школе преподавать иностранную литературу, или наша литература настолько самодостаточная, что можно ограничиться ей?
Tags: Литература
Subscribe

Posts from This Journal “Литература” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

Posts from This Journal “Литература” Tag