paisiypchelnik (paisiypchelnik) wrote,
paisiypchelnik
paisiypchelnik

Categories:

Булкин. Детектив, часть третья

ССЫЛКА НА ПЕРВУЮ ЧАСТЬ
ССЫЛКА НА ВТОРУЮ ЧАСТЬ


ГЛАВА 16.
«ИСКУССТВЕННЫЙ СВЕТ НА БУМАЖНЫХ ЦВЕТАХ – ЭТО ТАК СМЕШНО»

– Булкин медленно шел к маяку. В глаза ему бросился сильно примятый и потоптанный пятачок, на котором, очевидно, и лежал труп, с которого началась эта неразбериха, – комментировал свои дальнейшие действия Булкин. Сам он сидел на берегу и выжимал мокрую одежду.
– Но разве я Булкин? – сказал он себе. – Во мне уже не осталось ничего, что делало меня Булкиным… Где нотки безумия и неадекватности, за которые меня ценили? Где моя неуёмная страсть к пиву? Я ведь не пил его уже больше года… Да даже мой внешний вид… У меня больше нет пиджака. Нет ни одной медали, включая «Лучшему стрелку–2005»… А ещё у меня больше нет моего красного галстука… И я совсем не помню, куда он подевался… «Синий оранжевый галстук мне верным спутником стал», – Булкин всегда любил менять в этой строчке «стильный» на «синий», ему эта глупая шутка казалась невероятно смешной. – Впрочем, хватит унывать и жалеть себя! Возьми себя в руки! У тебя осталось главное, что делало тебя Булкиным! Твой невероятный интеллект! Используй его! Но сперва выясни, кто за всем этим стоит! Что находится на том маяке!
***

До маяка Булкин шёл уже в майке и трусах. Ждать, когда высохнет одежда, времени не было, а надевать на себя мокрое он не хотел. Ещё не дойдя до здания, он уже видел, что дверь его приоткрыта, а внутри горит свет. Впрочем, это ничуть не удивило детектива. Напротив, он бы скорее удивился, не найдя здесь признаков жизни. Он подобрал с земли палку, поскольку другого оружия у него не было, и осторожно зашёл внутрь.
«Это было бы хорошим окончанием главы», – подумал прапорщик, но тут же был вынужден забрать свои слова назад. Он ожидал увидеть кого–то в черном балахоне, сидящего в углу в кресле из человеческих черепов. Вместо этого перед ним была достаточно уютная комната. В середине её стоял деревянный стол со скатертью и лампой. Настольная лампа заливала комнатку приятным тёплым светом. У дальней стены Булкин разглядел стеллаж с книгами, а у ближней – холодильник и плитку, на которой остывал чайник. Рядом со столом стояла маленькая тумбочка, видимо, заменявшая хозяину стул. Прямо на ней лежало несколько листков бумаги. Булкин дрожащими руками поднял их и начал читать. Он ожидал увидеть в них разгадку на главный вопрос жизни, смерти и всего остального. Однако довольно быстро он был разочарован. Это оказался сценарий, причём весьма препаршивый.

Глава внесюжетная. Сценарий фильма

«Пила VIII. Игра теперь уж точно на выживание»
Мужчина просыпается в закрытом помещении. Он не помнит, как сюда попал и где находится. В помещении находится только телевизор с видеомагнитофоном, кассета и ключ. Дрожащей рукой он вставляет видеокассету в магнитофон и нажимает Play. На экране появляется та самая кукла.

Голос на экране. "Здравствуй, Майкл. Всю жизнь ты жил неправильно. Обижал слабых, лебезил перед сильными. Не слушался старших. Переходил дорогу на красный свет. Лизал качельку зимой. Но главное – ты не умеешь слушать других. Однако сейчас у тебя есть шанс исправиться. Я хочу сыграть в игру. Через 10 секунд дверь комнаты откроется, и перед тобой появлюсь я сам. Чтобы выжить, ты просто должен будешь со мной говорить".

Кассета заканчивается. Мужчина с ужасом смотрит на открывающуюся дверь. В неё на велосипеде въезжает кукла. Голова куклы медленно поворачивается. Открывается рот, в котором мужчина видит маленький динамик.

Голос из динамика. "И снова здравствуй, Майкл. Я хочу, чтобы ты сделал одну вещь... {длинная пауза} Майкл, купи слона".

Затемнение. Далее надпись: "Прошло три часа"
Следующий кадр – показывают рыдающего и катающегося по полу Майкла. Кукла находится в том же месте и той же позе, что и раньше. Майкл кричит.


Майкл. Нет! Нет! Пожалуйста! Не хочу!!!
Кукла. {спокойным голосом} Все говорят "нет–нет–пожалуйста–не–хочу", а ты купи слона".

Майкл снова заходится в рыданиях. Далее в ускоренной нарезке нам показывают, как он носится по комнате из угла в угол, катается по полу, смотрит в глаза кукле. Снова затемнение. Надпись: "Прошло ещё три часа".
Майкл тихо сидит в углу. Кукла смотрит на него. Он – на куклу.


Майкл. {злобно, сквозь зубы} Хорошо. Ты победил. Вот тебе чек за слона {выписывает чек}.
Кукла. Поздравляю. Игра окончена.

Затемнение. Титры. Сцена после титров.

Дверь открывается, человек выходит на улицу. Светит солнце, трава зеленеет, поют птицы. Бабочка садится человеку на плечо. В этот момент человек поворачивает голову направо и видит стоящего неподалеку слона.

Возле него табличка: "Оплачено. Собственность Майкла Миклушевски". Человек падает на колени и кричит в небо: "НЕЕЕЕЕЕТ". Темнота.


ГЛАВА 17.
«В ЖУТКИХ ТРОПИЧЕСКИХ ЗАРОСЛЯХ ЕЛЬНИКА»

– Боже, какая чушь, – сказал Булкин, дойдя до конца.
– У тебя не бывает дежа вю? – услышал он голос за спиной. – Где–то я это уже слышал.
Прапорщик обернулся и застыл в ужасе. На него смотрело лицо призрака прошлого. Лицо Вадима Памошника.
***
– В–в–в–вадим? – от волнения Булкин даже стал заикаться, чего раньше за ним не замечалось.
– Булкин, ты стал заикаться? Кажется, раньше за тобой такое не замечалось, – будто прочитал его мысли Вадим и истерично захихикал.
– Да, но как ты… тебя же… Я же тебя…
– Что, продал на органы?! – Вадим опустил взгляд на свой растянутый коричневый свитер и снова рассмеялся. – Знаешь, я поживучей, чем ты думаешь. Я сбежал от тех ужасных людей! После этого у меня было много времени подумать над твоим поступком. Ты знаешь, мне кажется, ты поступил нехорошо.
– Но ты и галстук…
– Да знаю я, знаю! – перебил его Вадим. – В твоем решении, бесспорно, были резон и своя логика. Но знаешь ли, мне–то от этого не легче. Я целыми днями размышлял о твоём предательстве, и знаешь, к какому выводу я пришел? К тому, что помощника Вадима больше нет! Он умер вместе с верой в тебя, Булкин! Мне нужно было новое имя… И я придумал… – вдруг он начал напевать: «Что ты печально стоишь на своих каблуках…». Булкин хотел было подхватить, как тут же понял, из какой песни эти слова.
– Так ты?! – все, что выдавил из себя он.
– Паисий Пчельник, собственной персоной!
Конечно, Булкин слышал о маньяке, монархо–большевике Паисии Пчельнике. Несколько лет назад спецслужбам России даже удалось раскрыть похищение Паисием президента Сергея Миронова. Произошло оно на фоне небольшой заварушки в Западной Европе.
– Так это ты?! Ты творил все эти ужасные вещи?
– Ну да, я! – произнес Пчельник и снова истерично засмеялся.
– Но… но зачем?
– Как зачем? Чтобы закончить начатое – присоединить Финляндию!
– Какое отношение имеет убийство близнецов к присоединению Финляндии? – Булкин явно был озадачен.
– Вот ты тупой! Не понимаю, как я мог у тебя чему–то научиться за годы совместной работы… Всё очень просто! Я уже месяц имею документы гражданина Финляндии! Меня теперь официально зовут Никита Калевала! Теперь дотумкал?
– Твое гражданство станет причиной международного скандала… – медленно говорил Булкин. – Россия и Финляндия расторгнут дипломатические отношения, случится вторая финская, в которой мы выйдем победителями…
– Всё так! – ядовито улыбнулся Пчельник. – Ну как, всё сходится?
Булкин молчал. Ему вдруг представились горы трупов, противотанковые ежи, мины, непрерывная стрельба, бомбёжки… Но он тряхнул головой, будто очищая себя от тумана.
– Да ничего не сходится! – воскликнул он. – Полный бред, никакой логики! Ты убил этих двоих, но даже свидетелей не было! Как доказать, что это был ты? Если бы ты хотел российско–финского конфликта, ты бы сделал что–то более умное! Например, устроил бы у посольства Финляндии пикет с табличкой «Финляндия – говно» или договорился бы с кем–то из пограничников на их территорию войти. Да хотя бы президенту финскому позвонил, предложил бы добровольно присоединиться! Смысла в убийствах тех двоих из береговой охраны вообще никакого! Причастность Мусорского непонятна! Да и нет никаких объяснений тому, как он оказался на острове Ивана Трисдухойма. Да и как ты оказался на острове, тоже непонятно!
Паисий на протяжении всей тирады постоянно пытался что–то сказать. Дождавшись наконец, когда Булкин замолчит, он улыбнулся и начал говорить:
– Алло, Прапорщик Булкин? Привет… Ты что думаешь, ты самый крутой в мире детектив? Поверь мне, это не так. Дело в том, что я маньяк. Возможно, тебе моё имя ни о чём не скажет. Паисий Пчельник! И я взял в заложники одного человека…
Булкин слушал Паисия, все меньше понимая, что тот говорит. Его голова сильно болела. Он определённо слышал эти слова раньше… Определённо слышал… Определённо… Тут прапорщик увидел, как слева на него падает ковёр.
«Странно, на стене не было ковра», – подумал он в последний момент и тут же понял, что ковёр этот на полу, и падает не он, а сам прапорщик. Детектив ударился головой об пол, и провалился в черноту.

ГЛАВА 18.
«Я НЕ ЗНАЛ, ЧТО ВСЕ ТАК ПРОСТО…»

Булкин очнулся на кушетке в ярко освещенной белой комнате. Подняв голову, он увидел, что в середине комнаты стоит стол, за которым сидел… начальник береговой охраны Корнелий Крюйс. Правда, одет он был почему–то не в штатское, а в белый халат.
– Крюйс?! Так это вы за всем стоите?! – ошарашенно произнёс Булкин. – Я всё понял! На вас работал какой–то киллер, у которого был брат–близнец! Тот прознал про занятия брата и пригрозил, что сдаст вас властям! Тогда вы его убили, а двух своих охранников послали утопить труп в море. Я не знаю, что их остановило, но, наверное, они решили закопать его по–человечески! И решили сделать это в том месте, где не будут искать! Но потом у одного из них заговорила совесть, и он сообщил полиции! Вы не знали, кто именно, и приказали убить обоих! А Мусорский был вашим помощником!
Во время всей тирады Крюйс неподвижно и не мигая смотрел на Булкина.
– Ну что ж, весьма познавательно, – произнёс он наконец. – И любопытно. А зачем я тогда убил того киллера?
– Ну, может, он не мог вам простить смерть брата… – детектив задумался. – Откуда я знаю, я даже не в курсе, кто это!
– Вот именно! Вы же опытный детектив! Что должен делать детектив в первую очередь после обнаружения трупа?
– Опросить свидетелей? – отозвался Булкин, уже теряющий уверенность в своём ответе.
– Верно. А потом?
– Установить личность жертвы.
– Вот! А вы это сделали? – Крюйс пристально посмотрел на Булкина. Тот покачал головой. – Существует масса способов выяснить его личность! Запросить в полиции заявления о пропаже людей, снять отпечатки, провести ДНК–тест, в конце концов! Вдруг он уже в базе был!
– Так кто же это был?
– А вы не поняли? За всем тем бредом, что творится в последние дни, вы ещё не увидели никакой системы? Не увидели ниточек, соединяющих события друг с другом?
– Эм… – детектив пытался вспомнить хоть что–то логичное из происходившего в последнее время. – Нет, не увидел, честно говоря.
– И правильно! – внезапно обрадовался Корнелий. – Скажите, а как жертва выглядела?
– Ну… – Булкин опять не знал, что сказать. – Да обычная внешность, только бритый налысо, разве что.
– Как, разве вы шрам в углу под глазом не заметили?
– Эм… Да, кажется был небольшой.
– Скажите, жертва – случайно не этот человек? – с этими словами Крюйс протянул Булкину маленький прямоугольник. Прапорщик подумал, что это фотография, и очень удивился, поняв, что держит в руках зеркало.
– Что за шутки? – удивленно спросил он.
– Да вы посмотрите! – победоносно улыбался Крюйс. – Те же черты лица, те же глаза, даже тот же шрам! Ну, только шевелюра немного другая.
Глаза Булкина округлились. Сомнений быть не могло. В зеркале он видел лицо жертвы и его «брата–близнеца». Даже шрам имеется, который он получил во время войны. Он начал лихорадочно расстёгивать пуговицы на рубашке и оголять плечо. Ужас сковал детектива, когда он увидел на своём плече татуировку из букв «Р» и «В».
– Не «эр» и «вэ», а «пи» и «би», – как будто прочитал его мысли Крюйс и с акцентом добавил: «Praporshchik Bulkin».
– Погодите–погодите… Так это что, я расследую убийство самого себя? – в шоке произнес он.
– Может, да, а может, и нет, – загадочно ответил его собеседник.
– Как это понимать?! – последнюю фразу Булкин уже прокричал.
– А так, – спокойно отозвался Крюйс. – Что ничего этого не было.

ГЛАВА 19.
«НЕДАРОМ В ДОМЕ ВСЕ ЗЕРКАЛА ИЗ ГЛИНЫ,
ЧТОБЫ С УТРА НЕ РАЗГЛЯДЕТЬ В ГЛАЗАХ…»

Булкин сидел ошарашенный. Он не мог вымолвить ни слова и просто смотрел в одну точку.
– Неужели тебе с самого начала не показалась вся эта история странной? – начал Крюйс. Булкин молчал. – Все началось с того, что тебя тошнило в туалете судна, пока ты плыл на остров! Что ещё? Загадочное преступление, подозрение всех и вся, шприц с непонятным содержимым, фразы типа «это всё ты»… Да ёлки–палки, это же сценарий по мотивам «Острова проклятых»! Даже маяк на острове имеется! Где ты, конечно же, пытаешься ответы на все вопросы найти! И ничего не находишь! Да тебя даже не Валерий Булкин зовут!
Булкин поднял голову и слабо спросил: «А как же тогда?»
– В честь кого назван остров? – терпеливо спросил его Крюйс.
– Ивана Трисдухойма.
– Вот, – с этими словами Корнелий подал Булкину лист бумаги, на котором крупно было написано «ИВАН ТРИСДУХОЙМ». – Поиграем в анаграммы.
Булкин был очень уставшим, но любовь к интеллектуальным задачам взяла своё. Он схватился за карандаш и начал составлять нужное словосочетание. Через десять минут кропотливого труда он вывел на листке ответ: «Тихий смрад–нуво». Крюйс забрал у него листок, молча смял и выбросил на пол.
– Держи, Митя, – сказал он и протянул детективу ещё один лист.
– Как вы меня назвали? – удивился Булкин. – Я Валерий.
– А вот и нет, – усмехнулся Крюйс. – Посмотри.
Булкин опустил глаза на листок, где красовалась надпись: «ИВАН ТРИСДУХОЙМ = ДМИТРИЙ СУХАНОВ». Он сел на стул и закрыл лицо руками.
– Теперь ты понял?
– Да, – произнес детектив. – Меня на самом деле зовут Дмитрий Суханов, и я убил свою жену. И для того, чтобы уйти от реальности, я создал себе вымышленную личность…
– Да нет же! Опять двадцать пять! Это снова сюжет «Острова проклятых»! – Крюйс резко встал со стула и стал ходить туда–сюда. Видно было, что он теряет терпение.
– Я понял! На самом деле, мне сейчас шесть лет, и я бегу за поездом, увозящим мать, и не знаю, с кем остаться – с ней или с отцом. И прокручиваю варианты развития событий!
– А теперь это твой любимый «Господин Никто», – устало вздохнул Крюйс.
– Всё, теперь мне всё ясно. Это виртуальная реальность, а на самом деле мы лежим в капсулах и служим батарейками для машин…
– Я тебе сейчас врежу!
Крюйс окончательно вышел из себя. Он несколько раз ударил кулаком в стену. Затем вздохнул, сел на стул и спокойно произнес:
– Ты так часто любишь всё усложнять… Виртуальная реальность, альтернативные миры… Ну зачем это всё? Ты столько раз был детективом Булкиным, что разучился думать как человек. Ну? – Крюйс выжидающе посмотрел на Дмитрия Суханова. – Так что это на самом деле?
И тут Дмитрий действительно всё понял. Он посмотрел на Корнелия и сказал:
– Это сон.

ГЛАВА 20.
«ОНА НЕ ЗНАЕТ, ЧТО ЭТО СНЫ»

– Это сон, – повторил Булкин, оказавшийся Сухановым.
– Браво! – с облегчением произнёс Крюйс и торопливо добавил. – Только никаких снов внутри сна, не хватало мне ещё, чтобы ты сюда нолановское «Начало» приплёл.
– Погоди–ка, так все приключения прапорщика Булкина…
– Это сны! Ты вспомни, насколько по–разному себя прапорщик ведёт, и в каких странных ситуациях оказывается. То он работник военкомата, то глава партизанского отряда, то детектив, то вообще президент России! Сперва он встречает хиппи, скурившего карту ракетных баз России, а затем находит священный Грааль!
– Но погоди–ка… Я же помню, как был президентом! Ещё оказалось, что я – Михаил Гребенщиков, и я сбросился с Останкинской башни, – внезапно детектив и сам осознал, насколько это всё глупо звучит.
– Да–да, было такое. А потом ты, как ни в чем не бывало, становишься детективом и расследуешь похищение другого президента Сергея Миронова, – саркастично ответил Крюйс.
– Но почему тогда в нынешней истории нет смысла и логики? Предыдущие хоть и были бредовые, в них был законченный сюжет…
– Насколько я знаю, предыдущие истории произошли в начале ночи, когда тебе еще долго до пробуждения было. А сейчас уже время под утро, и ты стараешься максимально растянуть сон, чтобы выспаться в выходной день. Чем больше трудностей, тем дольше поспать. Так уж наше подсознание работает, – хихикнул Крюйс.
– Так это что же, все истории из жизни Булкина произошли в одну ночь?!
– Конечно!
– Но ведь они были вроде бы такими длинными, подробными…
– А вот и нет! Ты видел просто маленькие кусочки, а воображение уже потом достраивало подробности само. Например, ты помнишь, что было до звонка от Мусорского о трупе на острове?
– Я собирался в клуб «Васаби»…
– А до того? – настойчиво продолжал Крюйс. Булкин–Суханов молчал. Он действительно не мог вспомнить, что было до этого. Последнее, что он помнил, – спасение президента от рук Паисия Пчельника. После этого он уже собирался в клуб.
– Я… я не знаю, – выдавил он. – Как будто кто–то целый отрезок моей жизни выкинул.
– Конечно! Потому что его и не было! Это называется «монтаж»! Тебе снятся разные сюжеты, где ты – главный герой. Ну, не ты, а прапорщик Булкин.
– И все равно мне как–то с трудом верится. Слишком уж всё правдоподобно выглядит…
– Так это у тебя воображение хорошее! Хорошо, а знаки тебе тоже ни о чём не говорят?
– Какие знаки?
– Да их уйма была! – Крюйс снова потерял терпение. – Знаки, помогающие понять, что это сон! Помнишь, умирающий двойник говорил тебе: «Это всё ты! Вообще всё!»? Он ведь имел в виду, что всё вокруг – это твоё изобретение! Ты – конструктор этого мира, ты решаешь, кому жить, а кому умирать! Потому и Жданов спрашивал, почему ты не спас его! Ты, Митя, именно ты!
– Да они могли говорить всё, что угодно!
– Ну ладно, а то, что ты расстался с атрибутами Булкина? Галстук, медали, пиджак… Это же знак к пробуждению, к «смерти» персонажа! А гидроксид углерода одновалетного, который ты якобы впрыснул в горло Мусорскому? Что это вообще за соединение такое? Такие бывают? Да нет, конечно! Углерод – это C, а гидроксид – OH. Цэ–О–Аш, Суханов, вспоминай химию! СОН! Сон!
– А бомж?
– Который тебе перстень с буквами «РВ» подарил? Там ещё записка была «Двадцать пятый. Девятая. Хандришь?». Это же альбом «25–й кадр» группы «Сплин»! Девятая песня! Она называется «Тебе это снится»! Тебе снится, понимаешь! Даже подсказка была! Хандришь? Хандра! Сплин же! У тебя перстень с собой?
Внезапно Булкин обнаружил, что действительно сохранил перстень в кармане брюк. Он достал его и положил на стол.
– Если уж ты до сих пор мне не веришь, то вот тебе лупа, рассмотри ту внутреннюю гравировку, что ты прочесть не сумел.
Детектив прищурился и увидел чёткую надпись: «Булкин, это всё сон!». Он в шоке посмотрел на собеседника. Крюйс продолжал:
– Кстати, вспомни–ка, что произошло в тот период между тем, как ты пытался выбраться из какой–то дьявольской лаборатории, и твоим появлением на судне, плывущим на остров? Не помнишь? И правильно! У Суханова выходной сегодня!
– Причём здесь выходной?
– Ты так хочешь отоспаться, что всё больше и больше усложняешь детектив, лишь бы не просыпаться. И та таинственная дверь лаборатории, в которую ты так хотел попасть, не должна была открыться. Ведь за ней по законам жанра должны быть ответы на главные вопросы сюжета. И ты предпочёл этот фрагмент пропустить! Как будто в каком–то детективе не хватает нескольких страниц, и после тринадцатой главы сразу идёт пятнадцатая! А ещё вспомни–ка, что говорил тот второй двойник перед смертью.
– Э–это всё он, – заикаясь от волнения, сказал Дмитрий.
– Нет! Нет–нет–нет–нет! Он другое говорил.
И тут герой вспомнил.
– Сон! Он говорил «это всё сон!» Значит, это всё сон, и значит, тебя... – начал Суханов.
– Конечно! Меня тоже нет! Я – плод твоего воображения. Точнее, той его части, которая говорит тебе: хватит уже дрыхнуть! Пора вставать! Совсем скоро ты проснёшься в своей квартире рядом с женой и расскажешь ей, как много интересного успел увидеть за ночь… Хотя, скорей всего, почти всё забудешь. Так всегда бывает со снами.
– Но я уже понял, что сплю, однако никак не просыпаюсь. Что же мне делать?
– На этот вопрос ты сам должен ответить. Хотя технически мой ответ тоже будет твоим, ведь я – твой вымысел. Подумай, в реальности ты уснул, а во сне проснулся. Значит, если хочешь сделать наоборот…
– Мне нужно уснуть во сне! – воскликнул Дмитрий.
– Бинго! Всё–таки есть в тебе что–то от Булкина, – довольно произнес Корнелий Крюйс и достал из кармана таблетку. – Держи. Снотворное. Хоть его и не существует, но эффект плацебо никто не отменял. Ты скоро во сне убедишь себя, что хочешь спать.
– То есть когда я проснусь… Прапорщик Булкин… – голос Дмитрия дрогнул. – Прапорщик Булкин умрет?
– Ну, зачем же так трагично? В какой–то степени да. Но согласись, невозможно убить того, кто не существует… Ты проснешься и продолжишь жить своей нормальной жизнью. А если что–то из приснившихся приключений Булкина тебе всё же запомнится, то сможешь рассказать о них, написать или даже снять фильм!
Дмитрий Суханов, бывший Булкин, медлил. Наконец он сказал: «Ну, доброго мне утра» и проглотил таблетку. И правда, почти сразу он почувствовал, что устал. Он лег на кушетку, закрыл глаза и начал потихоньку засыпать.
– Сейчас проснусь… Умоюсь… Позавтракаю… – думал он про себя. Мысли постепенно терялись, путались, а вскоре и совсем начали потухать. Герой засыпал, чтобы проснуться в реальности. Он уже не видел не слышал ничего вокруг…
…включая приглушенный разговор за дверью комнаты.
– Он поверил? – спросил Корнелия Крюйса человек в черных очках.
– Разумеется. Я же говорил, чем более бредовая история, тем в неё легче поверить, – ответил Крюйс. – Так что же, всё закончилось? Мы победили?
– Ошибаешься, – человек закурил сигарету. – Всё только начинается.

ПОСТСКРИПТУМ ДЛЯ ЖЖ

Друзья, как вы могли заметить (а если сами не заметили, то герои вам подсказали), в детективе отсутствует одна глава. Кульминационная, 14-я. Она еще не сушествует, но представление, что в ней должно быть, у меня есть. Будет ли она когда-нибудь написана, решать вам. Сделать вы можете это очень просто – напишите комментарий к этой записи. Лучше, конечно, если это будет отзыв на детектив. Положительный, отрицательный – неважно. Или, возможно, вы где-то у меня ошибку нашли. Или считаете, что в такой-то сцене всё должно быть не так, а иначе. В общем, жду ваших комментариев.
Если вдруг у вас нет профиля в ЖЖ, то оставить комментарий можно, нажав справа клавишу «войти» и использовать для входа профиль в фэйсбуке, твиттере, вконтакте или, прости Господи, гугл плюс. Или даже мэйл ру.
Если комментариев наберется достаточное количество (сколько составляет достаточное количество, решу я:)), то 14-я глава будет. Если нет, то детектив останется в том виде, в котором существует сейчас.
В общем, пишите, я жду вас! Всем Булкин!
Tags: Детектив
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments