paisiypchelnik (paisiypchelnik) wrote,
paisiypchelnik
paisiypchelnik

Categories:

Булкин. Детектив, часть вторая


ССЫЛКА НА ПЕРВУЮ ЧАСТЬ


ГЛАВА 8.
«ИНОГДА МНЕ КАЖЕТСЯ, ЧТО ЭТО ТЫ»

– Кто?! Что за?! Как?! Почему ты?! И где?! – Булкин уже целую минуту крепко прижимал к земле неизвестного человека и бездумно выкрикивал местоимения и предлоги. Наконец первый шок у него прошёл, и он кое–как сформулировал первый вопрос.
– Кто ты?
Человек рассмеялся.
– А ты как думаешь?
– Меня не интересует, как я думаю, мне важно, как ты думаешь! – раздражённо огрызнулся Булкин. – Повторяю, где детонатор… тьфу, то есть… кто ты?!
– Иван Трисдухойм, – ответил человек и снова расхохотался.
– Что?! Ты хочешь сказать, в честь тебя назвали остров?! – спросил пораженный детектив. У человека началась настоящая истерика.
– В честь меня! Ха–ха–ха–ха! Остров!!! – у него из глаз уже брызгали слезы. Внезапно он закончил смеяться и злобно посмотрел на Булкина. – Неужели ты еще не понял? Это всё ты! Ты! Ты!
– Что я?!
– Да вообще! Всё вокруг! Это всё ты!
– Я тебя не понимаю, ты можешь нормально объяснить?!
– Маяк, – голос Ивана внезапно упал. – Там все ответы…
С этими словами он вдруг захрипел, а изо рта его пошла пена. Булкин в ужасе отпрянул. Человек покорчился несколько секунд и умер. Прапорщик смотрел на него в ужасе. И снова – никаких следов насильственной смерти не было. Он вдруг вспомнил, что шёл к подозреваемому номер один, и тот уже вполне мог скрыться. Но просто так уйти он не мог. Он расстегнул покойнику рубашку и посмотрел на плечо. На нём красовалась татуировка из букв «Р» и «В».


ГЛАВА 9.
«ГАРМОНИЯ МИРА НЕ ЗНАЕТ ГРАНИЦ. СЕЙЧАС МЫ БУДЕМ ПИТЬ ЧАЙ»

Булкину некогда было размышлять о таком странном феномене. «Я подумаю об этом завтра», – решил он, поднимаясь к квартире Якова Быкова. Позвонив в дверь, он ожидал разного. Что ее никто не откроет, что в квартире послышится звук бьющегося окна, что подозреваемый совершит самоубийство… Но его опасения не подтвердились. Дверь открылась, и перед Булкиным показался аккуратно выбритый невысокий человек в сиреневом халате и тапочках с большими помпонами.
– Простите, Яков Быков здесь живет? – неуверенно спросил Булкин.
– Я Яков Быков, а вы кто такой? Да еще и в столь поздний час? – Яков ответил ему довольно вежливо, но в голосе явно слышалось недовольство.
– Меня зовут прапорщик Булкин, я детектив и хочу с вами поговорить насчёт убийства.
– Детектив? А, ну пожалуйста, входите. Только тише, у меня супруга уже спать легла.
Детектив прошёл вслед за гостеприимным хозяином на кухню.
– Так что конкретно вы хотите знать? – спокойно спросил Быков, наливая чай. Казалось, его совсем не удивил визит детектива.
– Всё, до мельчайших подробностей. Начните с того, зачем вы оказались на этом острове.
– Нас послал начальник, Корнелий Крюйс, – начал объяснять Быков. – Оказалось, что на маяке, который стоит на острове, всё ещё есть рабочее оборудование в хорошем качестве. Линзы там, зеркала и ещё какая–то чушь. О них никто не вспоминал за ненадобностью. А тут вроде как собрались новый маяк строить, уже на искусственной насыпи, в какой–то там более дальней точке, которая типа лучше просматривается современными судами. Ну а денег–то мало выделили, да еще и поворовали наверняка. Вот и решили старые приборы поставить. В общем, подплываем мы со Ждановым туда. Выходим на берег. И тут лежит этот. Белый как снег. Но теплый еще был, точно помню. Ну, в общем, Альберт материться начал, а меня вырвало. Я–то думал, когда в береговую охрану шел, что работка непыльная будет. И тут такое вот. Пришли мы, короче, в себя, стали думать, что делать. Жданов говорил, что его оставить тут надо, дескать, не наша проблема. Приехали, забрали оборудование, уехали. А во мне принцип заговорил: ну как же так – оставлять труп, как будто ничего не было. «Оборудование подождёт! – говорю. – Тут человека убили!» В общем, долго мы с ним препирались, решили монетку бросить. В общем, выпал мой «орёл», так что мы на оборудование забили, поплыли обратно, вызвали оперативников. Ну приехал какой–то. Неприятная рожа. Усы чёрные, говорит несвязно. Мусэрский его звали, что ли…
– Мусорский, – поправил Булкин.
– Да, наверное. В общем, походил он там с помощниками, пофотографировали, потоптались вокруг. Наверное, все улики, если они и были, в землю затоптали. Ну и поехали обратно уже с трупом. А я на следующий день на увольнение написал.
– Почему?
– Да надоело мне это всё. Работа неинтересная, коллеги неприятные, платят мало. А тут еще жмурик попался. Я подумал: а ну как утопленников доставать багром придётся? К чертям это всё.
– А вы не думали, что будут задавать вопросы? Всё–таки подозрительно это выглядит.
– Думал. Но я вне подозрений. Когда мы прибыли на остров, он уже был мертв. Жданов подтвердит.
Булкин понимал, как нелегко будет ему произнести следующую фразу. Детектив решил осторожно подойти к объявлению столь неприятной новости, которая могла шокировать Быкова, если тот и правда был невиновен. Начал он издалека.
– Яков, вот вы знаете… Один ваш коллега по работе… Не буду пока называть его имени… в общем, его сегодня убили, – начал Булкин. Он увидел, что лицо Быкова исказилось ужасом, и попытался временно его успокоить. – Нет–нет, не беспокойтесь, это не Жданов.
– А кто же? – дрожащим голосом спросил Яков.
– Скажите, а если я отвечу, что это все–таки Жданов, вы сильно расстроитесь?
– Так это он или нет?! – вскрикнул Быков, забыв о спящей жене.
– Он, – выдохнул Булкин. Глаза Якова округлились, он вскочил из–за стола и схватился за сердце.
Булкин смотрел на искренний ужас собеседника и понимал: он не притворяется. На фальшь у детектива было природное чутьё. Особенно он гордился одним случаем. Придя в театр на спектакль «Отелло», он хотел было вмешаться, когда чернокожий мужик начал душить на сцене женщину, но всё–таки увидел, что умирает она не по–настоящему и что это всё постановка.
– Но… как… когда… кто… – запинаясь бормотал Быков. – Ведь мы совсем недавно общались…
– Яков, – начал Булкин. – Кто–то убил вашего напарника. Он умер у меня на руках. Последними его словами были «это всё он». Если вы непричастны к этим смертям, то и ваша жизнь в опасности. Поэтому сейчас самое время сделать две вещи: во–первых, обратиться в полицию. Во–вторых, рассказать мне то, что вы скрыли. Я по глазам вижу: рассказали вы не всё.
– Хорошо, – вздохнул Быков. – Видите ли, Жданов это не заметил, а я обратил внимание. Дело в том, что сразу после того, как мы обнаружили тело, я увидел, что дверь в маяк была приоткрыта. Думаю, там и прятался убийца.


ГЛАВА 10.
«НО ДОСТАТОЧНО БРОСИТЬ СПИЧКУ, И ОГНЯ БУДЕТ УЖЕ НЕ УНЯТЬ»

Булкин в бешенстве ходил по кухне. Подумать только, этот горе–писатель и береговой горе–охранник мог обнаружить преступника в тот же день! И он бы спас жизнь Жданову! И Булкин бы сейчас крепко дрых в своей кровати, а не шлялся бы по всему городу! Быков молча сидел и стыдливо глядел на детектива снизу вверх.
– Я уговорил Жданова вызвать полицию и не ехать за оборудованием, потому что боялся, что преступник и нас убьёт, – наконец выдавил он. – А может, там и не преступник был, а кое–кто похуже.
– Кто?! – возмущённо спросил Булкин. – Барабашка?!
– Ты разве не слышал о… – Яков не успел договорить. В этот момент дверь кухни распахнулась, и в неё зашла… Ефросинья Склифосовская в ночной сорочке.
– Яша, я тебе что говорила? – произнесла она зевнув. – Если уж приглашаешь друзей по ночам, то хотя бы не шуми. И вообще, предупреждать надо зара… БУЛКИН?!
– Фрося?! – прапорщик был ошарашен. – Так ты жена Якова?!
– И что? У нас в стране это запрещено?
– Но Яков же нашёл то тело, что мы сегодня осматривали!
– Да ладно? – Ефросинья с удивлением посмотрела на мужа. – «Дорогой, что сегодня было на работе? – Да ничего интересного, дорогая!». Твои слова! Что, жмурик на острове – это ничего интересного?!
– Тебе–то какая разница? – огрызнулся Яков. Супруги начали браниться, а Булкин напряжённо думал. «Чёрт, слишком много совпадений и странных вещей за сегодня. Такое впечатление, что где–то я это уже видел… Или слышал…» На какую–то долю секунды ему показалось, что на кухне стало существенно темнее, а в воздух ему будто ударил какой–то запах духов, которого раньше здесь не было. Он помотал головой, и наваждение пропало. Супруги продолжали громко ругаться, как вдруг оконное стекло со звоном разлетелось на куски, и в кухню влетел продолговатый предмет, похожий на экзотический фрукт. Булкин еще не успел понять, что это, как ноги рефлекторно несли его прочь в коридор. Дальше всё было как в замедленной съемке. Булкин прыгнул на пол в коридоре и оборачивался на разорвавшуюся гранату, а тела супругов взрывная волна несла куда–то над его головой. Затем последовал ещё один взрыв – видимо, взорвалась газовая плита. Действуя скорее рефлекторно, чем осознанно, Булкин помчался к входной двери. В голове его внезапно заиграло «If I could save time in the bottle». Он еле–еле успел повернуть замок и выскочить в подъезд, как огонь заполнил весь коридор. Квартира Якова была разрушена, а сам он и его супруга, старая знакомая Булкина Ефросинья, мертвы.

ГЛАВА 11.
«ДОЛГО МЫ ПЕЛИ ПРО СВЕТ, А САМИ ШЛИ СУМРАКОМ»

В ушах Булкина звенело, нога сильно кровоточила, а в нос сильно било гарью. Но больше всего его расстраивало то, что взрывом с его пиджака снесло медаль «Лучшему стрелку–2005», которой он особенно гордился и носил прямо в районе сердца. Булкин порылся завалах и нашёл–таки её. Но временная радость сменилась у него огорчением – в медали застрял внушительный кусок металла, почти пробивший её насквозь. «Эхх, такую ценную награду испортили», – вздохнул Булкин и с горечью выкинул её.
Он вышел на улицу. В соседних домах тут и там зажигались огни. Люди выглядывали на из окон, пытаясь понять, что стало причиной шума, разбудившего весь район. Детектив присел на лавочку, чтобы перевести дух.
«После того, как нашёлся этот труп, убито уже четверо, – думал он. – Причём трое непосредственно с ним контактировали. А ещё один как две капли воды похож на покойника. Очень странно. – И тут детектив вспомнил, что оставил загадочного двойника на улице. – Ох, я уже не удивлюсь, если он сам встал и ушёл. И самолично взорвал квартиру Якова». Тем не менее, труп лежал в том же месте и в той же позе, что оставил его Булкин. И даже татуировка никуда не делась с плеча. Прапорщик подошёл изучить его повнимательнее, как вдруг из–за угла вынырнул чёрный автомобиль и затормозил в сантиметрах от детектива. Из него выскочили несколько человек в масках и бронежилетах и с автоматами и набросились на Булкина. Тот успел произнести: «Может вы выбросите оружие, и мы разберёмся как настоящие мужики?», но тут же получил удар прикладом под дых и согнулся от боли. Один из нападавших достал шприц с какой–то жидкостью и всадил детективу в плечо. В глазах Булкина сразу помутнело, но перед тем, как окончательно потерять сознание, он увидел, как из машины будто в замедленной съёмке выходит человек в длинном черном плаще, шляпе и тёмных очках.

***

«Сколько я был без сознания? Где я? Почему так темно?» – вопросы родились в голове Булкина еще до того, как он успел окончательно очнуться. Он почувствовал, что лежит на какой–то тёмной и холодной поверхности. Попытавшись подняться, детектив понял, что руки и ноги его привязаны ремнями. Положение было аховое. Он не знал, где находится, не знал, кто его вырубил и связал, не знал, как выбраться. Он даже не знал, какой сейчас год. Может, он был в отключке пару часов? А может, это была десятилетняя кома? «Оставалось одно: пропадать», – внезапно для себя Булкин вспомнил Ильфа и Петрова, но тут же помотал головой, пытаясь отогнать от себя ощущение безнадёжности. «Так, будем решать проблемы по очереди. Для начала надо как–то попытаться освободиться от ремней. Прапорщик крепко задумался, как вдруг вспомнил, что всего пару месяцев назад сломал кисть руки. Кости срослись так неудачно, что после выздоровления Булкин стал мучиться проблемой вылетавшего из сустава большого пальца. Он понял, что настала пора применить недуг себе на пользу. Он начал методично сгибать большой палец в том злополучном суставе и вдруг щелкнул так резко, что почувствовал щелчок, а за ним сильную боль. Палец снова был вывихнут, но зато рука стала гораздо тоньше, и детектив без труда освободил её от ремня. Быстро вправив сустав обратно, он тут же отстегнул руки и ноги и начал ощупывать местность. Он чувствовал, что лежит на операционном столе, но стопроцентной уверенности в этом у него не было, поэтому нужно было проверить высоту, прежде чем прыгать с неизвестной поверхности на другую неизвестную поверхность. Прапорщик отцепил от своего пиджака значок с курицей и бросил его вниз. Значок почти сразу же издал негромкий звук. Пол рядом. Булкин слез со стола и решил отыскать хоть какой–то источник света. Но едва он начал шарить рукой в темноте, как услышал шаги, а затем скрип открывающейся двери. Комнату залил свет из дверного проема, и в нём показались три человека. Один из них был в шляпе и длинном плаще.

ГЛАВА 12.
«Я ВЫРОС В ДЫМУ ПОДКУРКИ, МНЕ СТУЛОМ БЫЛА ИГЛА»

– …Потому что без головы её обмен веществ улучшился, а ещё она стала меньше уставать на работе, – говорил один из неизвестных. Булкин подумал: «Жаль, что жизнь далека от кинофильмов, в которых подслушанные фразы не вырваны из контекста, а представляют собой цельные истории». Эта мысль пронеслась у него как молния, и тут же родилась ещё одна: «Нужно действовать, пока они не включили свет». Он резким прыжком сбил с ног того неизвестного, что был к нему ближе. Эффект неожиданности сработал. Человек ударился затылком о кафельный пол и потерял сознание. Двое других отшатнулись. Тот, что был без плаща, полез в карман, по всей видимости, за оружием, но Булкин ожидал такой поворот, схватил мужчину в плаще, прижал к себе и сдавил горло.
– Ни с места, или я его придушу! – крикнул разъярённый детектив. Мужчина остановился, а человек в плаще внезапно расхохотался. Глаза Булкина постепенно привыкали к темноте. Он увидел, что стоит возле медицинского столика, на котором лежало множество врачебных принадлежностей, включая большой шприц, заполненный какой–то жидкостью. Он схватил его и приставил к горлу своего заложника. Тот внезапно перестал смеяться и начал шёпотом говорить: «Булкин… Булкин… Ну подумай, зачем это тебе всё… Давай поговорим».
– Мы охотно поговорим, – резко ответил ему детектив. – Но сперва скажи тому парню, чтобы положил оружие и отошёл на несколько шагов.
– Ты слышал его. Выполняй, – обратился человек в шляпе к человеку с пистолетом. Тот нехотя положил пистолет на пол и сделал три небольших шага назад. Булкин подобрал пистолет и начал пятиться к дверному проему, продолжая крепко прижимать шприц к горлу человека в шляпе. Двигаясь задом наперед, они покинули комнату и оказались в длинном коридоре с множеством дверей и поворотов.
– Закрывай! – приказал Булкин, указывая на дверь. – И без фокусов!
Человек достал из кармана ключ и повернул его в замочной скважине.
– А теперь, шляпа, ты выведешь меня отсюда, а по пути расскажешь, что это за место! – сказал Булкин и ещё сильнее прижал шприц к горлу человека. Тот внезапно снова рассмеялся.
– Ты думаешь, я тебе сейчас возьму и всё расскажу?
– Думаю, да. Ты же не хочешь, чтобы я отправил содержимое этого шприца в твоё поганое горло? – Булкина уже начало трясти от многочисленных загадок.
– Думаю, ты это не сделаешь. Это не в твоих интересах и не в твоем характере. Ты же сам сгораешь от любопытства и хочешь узнать, где мы.
– Да, хочу. Поэтому рассказывай! – детектив медленно двигался по коридору, удаляясь от двери, из–за которой доносился приглушённый стук и мат обезоруженного охранника. – Итак, я жду.
– Хорошо, – вздохнул человек. – Ты сейчас держишь в руке гидроксид углерода одновалентного…
– Не заговаривай мне зубы! Говори, где я?!
– В центре, где проводят исследования по…
Предложение осталось незаконченным. Булкин так внимательно слушал заложника, что не заметил небольшой ступеньки. Споткнувшись, он потерял равновесие и машинально впрыснул всё содержимое шприца в горло человеку. Тот моментально начал валиться на пол, и детектив в страхе отдернул руки. Человек упал, побился несколько секунд в конвульсиях и перестал дышать. Булкин замер посреди коридора, не зная, что делать дальше. Действуя скорее инстинктивно, чем дедуктивно, он перевернул на спину человека, которого долго не имел возможности рассмотреть, и снял с него шляпу. Ужас исказил лицо детектива, когда он увидел мёртвого майора полиции Фёдора Мусорского.

ГЛАВА 13.
«ВСЕ ПО МЕСТАМ? Я СПРАШИВАЮ: ВСЕ ПО МЕСТАМ?»

Булкин бежал по пустым коридорам и лихорадочно размышлял. «За всем этим стоял Мусорский! Это он убил тех ребят из береговой охраны! Это он привёз меня в это странное место и хотел сделать со мной чёрт–те что… Это он убил того парня на острове… Стоп! Не вяжется! Вообще ничего не вяжется! Он же сам попросил меня расследовать дело! Да и это никак не объясняет появление того парня на том острове!.. и потом, зачем вообще это всё идиоту Мусорскому?» – в этот момент Булкин споткнулся о тело Мусорского. Детектив понял, что бегает кругами.
«Как же мне отсюда выбраться? – думал он. – Наверняка есть какие–то указатели?» Он посмотрел по сторонам. Указателей не было. Направлений к выходу не было. Даже схемы эвакуации не было. Только таблички с номерами кабинетов. И тут он заметил в них странную особенность. Обычно таблички делаются либо прямоугольными, либо овальными. Эти же были в форме странных многоугольников. Булкин присмотрелся…
«Да это же стрелки! – подумал он про себя. – Надо по ним ориентироваться!»

***

Через несколько минут следования по стрелкам прапорщик подошёл к тупику. Перед ним была голая стена без какого–либо намека на дверь или хотя бы окно.
– Кто так строит! – воскликнул в сердцах Булкин. – Чёрт, жаль, я не в сказке! Там достаточно было сказать что–то вроде «Сезам, откройся», и сразу же открывалась потайная дверь! Потайная дверь… Потайная дверь… А что, если… – Булкин начал шарить по стене. – Может, и тут есть какой секрет…
После долгого поиска спрятанной кнопки детектив был в отчаянии. Ни малейшего намека на механизм. Он уже был готов сдаться, как вдруг увидел, что на соседней двери табличка в виде стрелки содержала не номер кабинета, а слово Push. Он дрожащей рукой нажал на неё…

ГЛАВА 15.
«С МОРСКОГО ДНА КРИЧИТ ОХОТНИК О БЕЗВОЗВРАТНОСТИ ВОДЫ»

Прапорщик Булкин склонился над унитазом в грязном гальюне маленького суденышка. Его выворачивало наизнанку. За годы военной службы и работы детективом он повидал немало неприятных моментов, но почти всегда мог сохранить в себе содержимое желудка. Единственное, против чего он был бессилен, – морская болезнь. А где ей ещё давать о себе знать, как не на море?
«Соберись, Булкин, – говорил он себе. – Возьми себя в руки. Мы решали и более сложные задачи…
Он, наконец, нашёл в себе силы выйти на палубу. Штормило всё сильнее, и прапорщик всё больше сомневался, что посудина выдержит бьющиеся о борта волны. Капитан Василий Федоров стоял у руля и пристально смотрел на бушевавшую стихию.
– Василий Петрович, а судно выдержит? – с опаской спросил его Булкин.
– Конечно, выдержит! Видал бы ты, какую бурю оно в 85–м выдержало! – ответил ему Федоров. – Только не пойму, что тебе на этом острове понадобилось? Там же никто давно не живет!
Булкин замер. И правда, думал он про себя, что он забыл на этом острове?
– Так, стоп. Кажется, я что–то упустил, – озадачено пробормотал детектив. – Итак, «Всё началось в дождливую октябрьскую пятницу. Булкин собирался отдохнуть от трудов частного детектива и планировал развеяться в ночном клубе «Васаби»…» Ничего не могу понять. Я помню, что оказался в каком–то центре, где была потайная дверь, я зашел в неё…
– Ну да, потайная дверь, как же! – недоверчиво хмыкнул моряк. – Ты, когда моё судно нанимал, всё твердил: «Мне нужно туда, где всё началось». Что началось–то?
Булкин напряг извилины. Он должен вспомнить. Ещё чуть–чуть, еще вот–вот… Как будто кто–то писал о его приключениях книгу и по рассеянности пропустил одну ключевую главу. «Итак, я расследовал дело о мертвеце на острове, у покойника отсутствовали следы насильственной смерти… Была татуировка «РВ»… За мной следил его двойник… Убили тех, кто обнаружил труп… Я оказался где–то… Убил Мусорского… Я убил Мусорского. Фёдора Мусорского. Затем я открыл дверь, и…» – в этот момент его мозг будто пронзили тысячи иголок. Он будто на секунду увидел какой–то странный узор и тут же схватился за голову.
– Всё в порядке? – спросил его капитан. – У меня аспирин есть.
– Нет, не надо, спасибо, – отказался Булкин. – Капитан, скажите, вы когда–нибудь совершали поступок, о котором жалели?
– Да вроде нет, – капитан почесал затылок. – Вроде как жизнь моя мне нравится. А значит, и жалеть не о чем.
– А вот я жалею, – Булкину очень хотелось выговориться. – У меня был хороший помощник по имени Вадим Памошник, но я его на органы продал… С галстуком не сочетался он, понимаете?
– С галстуком? Хм… Ну, думаю, ты погорячился как–то, – начал капитан. Он хотел ещё что–то сказать, но тут очередная волна так сильно ударила по кораблю, что тот мощно качнулся и опрокинулся набок.
Толчок был настолько сильный, что детектив, как будто пущенный из катапульты, пролетел несколько метров и плюхнулся в холодную воду. Невдалеке он увидел берег и инстинктивно поплыл туда. Он понял, что вернуться и спасать капитана ему уже не хватит сил. И потом опытный морской волк наверняка сам сможет справиться с опасностью.
Примерно через 342,4 метра Булкин понял, что сильно устал и начинает тонуть. Он мог бы плыть ещё дальше, но тяжёлые медали на пиджаке тянули его ко дну. Детектив понял, что придется расстаться со столь важным атрибутом, делавшим его Булкиным. Он скинул пиджак и проследил, как он медленно опускается на дно моря.
«По крайней мере, у меня всё ещё есть галстук», – подумал он про себя и схватился за шею. Рука его проехалась по щетине. Галстука не было.
«Я его за время пути не снимал, значит, зашел на судно без него. Но это совсем не в моем стиле… Я просто не мог его не надеть… Куда же он делся?» – последние мысли пришли Булкину в голову, когда он уже выбирался на берег острова Ивана Трисдухойма. Мокрый, уставший, но радостный, что живой. Он был на острове с маяком. Внезапно в голове Булкина снова застучала избитая, но при этом зловещая фраза: «Мне нужно туда, где всё началось».

ССЫЛКА НА ТРЕТЬЮ ЧАСТЬ
Tags: Детектив
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments