paisiypchelnik (paisiypchelnik) wrote,
paisiypchelnik
paisiypchelnik

Categories:

Убийство в Фёдрном стиле часть 1

По многочисленным просьбам публикую свой первый детектив

Посвящаю этот детектив моему давнишнему другу Дмитрию Суханову, блестяще созданному им образу прапорщика Булкина, а также всем актёрам, снявшимся в фильмах «Бомжи на даче 1, 2» и «Китайская ничья».
Желаю им новых творческих успехов, новых снятых фильмов и естественно удачи!
Никита Коновалов

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
Популярность детективов захлестнула мир. Конан Дойл и Агата Кристи, По и Честертон захватили умы читателей по всему миру.
Из отечественных писателей в первую очередь нужно остановиться на Татьяне Устиновой и Борисе Акунине, пишущих действительно интригующие и держащие в напряжении до самой развязки детективы.
В последнее время вошли в моду «иронические детективы» от Марининой и Донцовой, т.н. «сверхлёгкое чтиво».
Конечно, конкурировать по популярности с госпожой Агатой Кристи я не стану, равно как и состязаться с Донцовой в остроумии. Но есть в их работах один недостаток – многие описываемые ими вещи не близки нам, северодвинцам.
Я даже говорю не обо всех северодвинцах, а о тех, кто ходит в «Чёрный Квадрат», снимается в самодельных фильмах на кооперативе «Теремок», слушает «Двойной Фёдр» учится (или учился) в 14 школе. Я решил написать детектив о нас с вами, нашей жизни, наших пороках и достоинствах. Не стоит рассматривать главного героя как какого-то конкретного прапорщика из конкретной воинской части. Это некий прообраз всей нашей жизни. И не стоит думать, что данный детектив – это пропаганда алкоголизма и наркомании. По правде говоря, я придерживаюсь трезвого образа жизни, и все наркотические образы были созданы мной не более чем ради шутки.
А своим друзьям желаю, чтобы они не повторили печальную судьбу своих персонажей, закончили свои вузы с отличием и состоялись в жизни!
А сейчас предлагаю особо впечатлительным отключить своё воображение и перенестись в таинственный и загадочный мир народного героя прапорщика Булкина.






УБИЙСТВО В ФЁДРНОМ СТИЛЕ

ГЛАВА 1, Утро алкоголика
Прапорщик Булкин спал на своём привычном диванчике, свесив ноги вниз. После того, как жена ушла от него, он привык спать по диагонали. Ему снились деревья, маяки, лошади, доктор Смерть, план Путина и почему-то сканворд.
Вдруг он услышал будильник. «Мне же не на работу», - подумал он, пытаясь нащупать прибор на тумбочке рядом. Затем просыпающийся мозг вспомнил, что будильник уже давно пропит, как и тумбочка. Но звон продолжался. Это звонил телефон. Его Булкин выиграл, прислав 500 этикеток от «Русской» водки, и ещё не успел пропить.
Он нехотя поднялся и подошёл к аппарату.
- Алло? – произнёс он, разя перегаром так, что его могли почувствовать на другом конце трубки.
- Булкин Прапорщик Адольфович? – послышалось с другого конца.
- Да, - неуверенно произнёс Булкин. Последний раз его называли по имени-отчеству ещё при Брежневе, отчисляя из института.
- Вы знаете предпринимателя Михаила Гандилеренко?
- Конечно, - улыбнулся Прапорщик, вспоминая видимо что-то старое.
- Кем вы ему приходитесь?
- Собуты… другом, - вовремя спохватился Булкин.
- Это милиция. Вашего друга нашли мёртвым сегодня в своей квартире. Сержант просит, чтобы вы приехали.
Булкин повесил трубку и сел на диван. Это было настолько неожиданно, что он долго не мог прийти в себя. На войне он видел смерть каждый день… Но то была война. На «гражданке» всё переживалось в десять раз тяжелее. Буквально три дня назад Миша приходил к нему в гости с бутылочкой «Столичной». Они сидели до утра и ругали правительство и соседей… И Миша казался таким жизнерадостным… Но военный привычным движением головы вытряхнул тяжёлые воспоминания и был готов к действиям. Надев пиджак, галстук и фуражку, он вышел на улицу.


ГЛАВА 2, «Миша-то повесился!»
Сержант Алексей Стаканов стоял около повешенного Гандилеренко и что-то строчил в свой блокнот. Другие сотрудники ходили по комнатам, видимо описывая имущество. Булкин сидел рядом с сержантом в кресле, обхватив голову руками.
- Так кто его обнаружил? – произнёс наконец он.
- В этом районе завёлся маньяк, режущий всех бензопилой. Он позвонил в дверь, хотел представиться сантехником. Но к двери никто не подошёл. В окне горел свет, и это разозлило маньяка. Он взял бензопилу и распилил входную дверь. Зайдя в квартиру, он увидел висящий труп и сразу позвонил в милицию.
Булкин задумался.
- Вы бы хоть с петли сняли, - неуверенно сказал он.
- Пускай ещё повисит, - отрезал милиционер. – Более того, смотрится он смешно.
- Да, пожалуй, вы правы, - согласился прапорщик, выдавив из себя улыбку.
- Давайте вернёмся к разговору. Отчего он мог покончить с собой?
Булкин оглядел пустую квартиру, в которой было продано всё, что можно было продать, грязный заплёванный пол, лохмотья Миши и сказал:
- Ни от чего. Он был доволен жизнью.
- А вам не кажется странным, что он не оставил никакой записки?
- Кажется. Если бы я кончал самоубийством, я бы обязательно написал, почему я это делаю, - рассудительно сказал Булкин.
- Но всё же самоубийство налицо. Не мог же он быть в таком состоянии, чтобы кто-то заставил его встать на табурет, просунуть голову в петлю и…
В этот момент в комнату просунулась голова милиционера:
- Товарищ сержант, мы на кухне нашли бутылку водки.
- Вы, наверное, хотели сказать «из-под водки»? – попытался уточнить Булкин.
- Нет, именно водки. Початая, выпита наполовину.
Булкин медленно встал и пошёл на кухню. Его взор был направлен на «Столичную» с открытым горлышком. В его голове пронеслась фраза, произнесённая кем-то из приятелей ещё в недолгую эпоху студенчества: «Каждую минуту с поверхности открытой бутылки испаряется 9 молекулярных слоёв жидкости». На автомате он подошёл к бутылке и закрыл её. В голове у него вертелись разные мысли: «Молекулы… Бред. Не то. Гандилеренко… автоматы… женщины… к чёрту женщин… деньги… жизнь налаживается… водка… петля… ну конечно!!!»
В комнату Булкин вернулся чрезвычайно возбуждённый.
- Это не самоубийство! – с порога он заявил сержанту, активно рывшемуся в карманах покойного. – Миша не мог его совершить в принципе!
- Почему же нет? – Стаканов был заинтригован.
- А вы бы стали это делать, если бы у вас на кухне стояла недопитая бутылка водки?
Стаканов вскочил. Сделал несколько шагов по комнате и уставился на Булкина.
- А ведь вы чертовски правы! Но от этого не становится понятнее, как мог здоровый и крепкий мужчина позволить повесить себя в петлю?
- На этот счёт у меня есть догадка. Предположим, Миша был связан. Преступник сначала задушил его своими руками, а потом развязал и подвесил в петлю, чтобы инсценировать самоубийство.
- Ваша идея неплоха. Что ж, я смотрю, вы знали покойного? Кто мог желать ему смерти?
- Ну… Может быть… - Булкин неожиданно осёкся. – Вы знаете, я плохо себя чувствую. Смерть друга повлияла на меня. Вы позволите, я поеду домой?
- Да, конечно.
Булкин вышел из квартиры. Мысли его работали, словно хорошо отлаженный механизм. Он подошёл к почтовому ящику Миши и открыл его лёгким пинком. «Возможно, здесь я найду что-нибудь», - подумал он, забирая ворох бумаг, и уже собираясь идти.
- Гражданин, - услышал он голос сзади. Он обернулся. На пороге открывшейся двери стояла женщина.
- Вы идёте от Гандилеренко? – произнесла она дрожащим голосом.
- В общем, да, но…
- Вы же прапорщик Булкин?
- Ну, вроде как…
- Тогда быстро идёмте ко мне!
- Но я…
- Идёмте, я сказала!
Булкин едва успел засунуть бумаги в пиджак, как женщина втащила его в квартиру.


ГЛАВА 3, Помощь соседки
Булкин сидел на диване гостиной и медленно потягивал чай. Женщина сидела рядом и нервно поправляла причёску.
- Так чего же вы хотите? – наконец спросил прапорщик.
- Вы же друг Миши?
- Ну да, мы пили вместе.
- Это я порекомендовала пригласить вас.
- Вы? Меня? Не понимаю.
- Утром меня водили опознать тело. Я увидела его и решила вызвать вас.
- Меня? Но почему?
- Я знаю вас как одного из величайших сыщиков современности.
- Ну, что вы, - покраснел от смущения прапорщик.
- Конечно-конечно. Я помню то нашумевшее дело с покушением на Сергея Умывальникова. Я поняла, что только вы сможете раскрыть это преступление.
- Преступление? То есть вы сразу поняли, что это было убийство?
- Нет, не поняла. Я ЗНАЛА, что это было убийство.
- С этого места поподробнее, пожалуйста, - оживился прапорщик. Шестерёнки в голове напряглись и были готовы к работе.
- Вчера к нему пришёл кто-то. Я слышала, как они разговаривали. Вернее, говорил второй. Говорил с паузами и долго. А Миша молчал. Потом стало тихо… Потом раздался грохот. Потом снова тихо. Потом снова грохот. Мне стало страшно. Но я легла спать. А наутро приехала милиция.
- А вы не слышали звуки борьбы?
- Нет. Только два грохота. Сначала один, громкий, а потом минуты через три второй, тихий.
- Спасибо, соседка, вы мне очень помогли, - поблагодарил Булкин и вышел из квартиры.
Сидя дома в обнимку с бутылкой он размышлял:
- Итак, что мы имеем? Михаил повешен. Это не было самоубийство. Кто-то пришёл к нему в гости. Они о чём-то говорили. Вернее, он один говорил. Хотя… По словам соседки, речь была с паузами. Может, во время этих пауз слово держал Миша. Просто он говорил тише, и соседка его не слышала. Два грохота с небольшим интервалом. Наверное, сначала грохнулся Миша… А потом… Неизвестно. Может, злоумышленник хлопнул дверью… Или уронил что-нибудь. Раз борьбы не было, значит, Миша потерял сознание. Может, он ему что-то подсыпал в стакан? Тогда зачем такие сложные действия? Усыпить, задушить, повесить… Не проще ли налить в стакан не снотворное, а яд? Для имитации самоубийства очень даже неплохо. Но преступник так не сделал. А может, он ударил его по голове так, что Миша потерял сознание? Очень может быть. Но что же за второй грохот? Может, он так бросил на пол табуретку, чтобы она лежала натуральнее? Смешно. Ещё бумаги в ящике… Стоп! О них-то я забыл!
Булкин достал из своего пиджака стопку бумаг, вытащенных из ящика. «Без бутылки не разберёшься», - мелькнуло у него в голове, и он снова откупорил «Русскую»…


ГЛАВА 4, Письма
Шёл уже пятый час чтения почты Миши. Во-первых, Булкин медленно читал, а во-вторых, видимо, покойник редко открывал свой ящик.
Почти все эти документы были агитационными листовками или счетами, ни один из которых, по-видимому, не был оплачен. Внимание Булкина привлекла телеграмма, состоявшая из нескольких цифр:
13200851930
Прапор внимательно осмотрел её. Адрес был ему незнакомым.
- Нью-Йорк Сити… Может, под Ростовом? А что это за цифры? Одни вопросы…
Он повертел в руках телеграмму и увидел, что с обратной стороны её было коряво выведено «фтопку».
- Откуда могла взяться эта надпись? Не мог же почтальон её написать. Да и вообще, как мог почтальон кинуть телеграмму в ящик? Её выдают лично под подпись. Может, фальшивка? Но вроде выглядит правдоподобно: Мишин адрес, все дела… Вопросы… Вопросы…
Он положил непонятную бумажку в нагрудный карман пиджака и наконец решил приступить к тому, что заготовил «на сладенькое». Пять писем. Трое отправителей были ему знакомы. Он вскрыл первое и начал читать.
Дорогой Мишаня!
Вот уже год, как мы с тобой не виделись. Помнишь, как мы в последний раз сидели у меня в гостях, курили коноплю и смотрели выключенный телевизор… А потом ты предложил для смеха сжечь мою барсетку. Когда я утром проснулся, тебя уже не было. Как не было и кошелька с пятью тысячами баксов, кредитки, паспорта, разрешения на работу, прав на машину. Мишаня, ты мерзавец! Если я достану тебя, я тебя убью! Я не пожалею 15 лет жизни, чтобы очистить Землю от таких мерзавцев, как ты! Я достану тебя из-под земли, чтобы снова закопать в землю! Готовься к смерти!
с любовью, внучок-бандит
P.S. Прочитал тут, что морковь очень полезна для зрения. Кушай морковку, тебе полезно.
Булкин закончил читать и задумался.
- Вот и первый на подозрение. Мотив имеется, возможности тоже. Хотя, судя по строкам, автор очень уравновешенный человек. Способен ли он на убийство? Не знаю… Не знаю…
Второе письмо было от бывшей жены Гандилеренко.
Михаил, ты подонок. Когда я выходила за тебя, я и не думала, что ты такой подонок. Я потратила на тебя все свои лучшие годы, я поссорилась с матерью, которая была сто раз права, говоря мне не выходить за тебя! Сейчас я живу в рабочем общежитии. Здесь грязно, сыро и мерзко, а ты нежишься в моей трёхкомнатной квартире, куря кальян на персидском ковре (при этих строках Булкин саркастически оглядел голые стены и пол хрущёвки). Если бы у меня был пистолет, я бы убила тебя! Я успокоюсь только тогда, когда твоё мерзкое тело не будет отравлять атмосферу мерзким зловононием. Умри, Гандилеренко, или я убью тебя сама.
вечно твоя, Нина Петровна Гандилеренко
- Ещё одна подозреваемая? Но не может же жена убить горячо любимого мужа? Опять нестыковка. Но в список подозреваемых, думаю, её надо включить. К тому же нет обратного адреса. Штемпеля на конверте нет. Видимо, она сама положила его туда. Но почему? И зачем? Так, а это что такое?
С этими словами прапорщик достал ещё одно письмо. Почерк показался ему знакомым. «Да это же моё письмо», - понял наконец он.
Как и полагается прапорщикам, письмо было коротким.
Ганыч, если не вернёшь чирик, я тебя собственными руками придавлю
прапорщик Булкин
- Что ж, Булкин тоже в числе подозреваемых. А что если это он? – сосредоточенно думал Булкин. – Странно. Вроде военный, герой войны… Стоп, что-то я запутался. Надо мозг сделать чистым.
Слова «сделать мозг чистым» появились в лексиконе прапорщика давно. Когда он в поисках просветления решил отправиться в Индию. Но по чистой случайности перепутал маршруты и полетел в Нидерланды. Там он встретил морщинистого мужчину, держащего что-то в руке.
- Гуру, я ищу просветления, - неуверенно сказал Булкин, склоняясь перед ним.
Мужчина посмотрел на него отсутствующим взглядом и протянул ему руку:
- Очисти мозг.
С этими словами он вложил в руку прапорщика какие-то маленькие грибочки и пошёл дальше, грохнувшись уже через десяток шагов.
С тех пор Булкин знал, как «сделать мозг чистым». Да, вот он пакетик с гашишом.


ГЛАВА 5, Глюки Булкина
Всё было нормально. «Чё-то совсем не вставило», - думал Булкин, разглядывая башенный кран, въехавший в комнату. Управлял им рыжий таракан, почему-то похожий на Берию. Булкин хотел спросить у него, который час, но таракан почернел и стал кричать: «Айм нигга, айм фром Гарлем». В этот момент вошла жена Булкина и начала ругаться, что тот водит всяких алкашей к себе. Прапорщик хотел возмутиться, но таракан вдруг испарился, а на его месте возник малюсенький человечек. Он подбежал к жене Булкина и вцепился в неё зубами.
- Отпусти жену! – возмутился прапорщик. Но кто-то над ухом прошептал: «Это не жена, это ручка от двери». И в самом деле, жена превратилась в ручку. Булкин потянул её, и в комнату ворвались вихри ветра. Это дул его фронтовой товарищ Иуда Предатель. Булкин взял один из вихрей и положил его в кастрюлю. Она неожиданно закипела, и из неё вырвалась перспектива. «Время подсолнухов!» - понял Булкин и снял фуражку. И вовремя. В комнату зашла фантасмагория, и включила Курёхина. Он пел: «Повесься, выйди на улицу трупом». В этот момент на небе появилась маленькая точка, она всё увеличивалась, пока не превратилась в ядерную бомбу. «Айн-цвай-полицай, драй-фир-командир», - скандировала девушка в коротком топике, прыгая на месте. Ядерная бомба не долетела до Земли, а растворилась в воздухе и рассыпалась мириадами птиц. Булкин поймал одну из них и открыл на третьей странице. На ней был перевёрнутый текст и из его середины торчал топор. Булкин взял его и метнул в дверь. Из трещины вылетели какие-то диковинные существа, ведомые Чубайсом, одетым в серое трико. Булкин начал отмахиваться от них метёлкой, и в этот момент очнулся.


ГЛАВА 6, Список подозреваемых
На улице темнело. Солнце лениво заходило за соседний дом, а рабочие шли домой к жёнам или любовницам. Булкин очистил свой мозг от ненужной информации и наметил план действий. Для начало надо прочитать оставшиеся письма. Затем составить список подозреваемых. Потом поговорить с ними и друзьями Миши. Наконец, поехать к нему на квартиру и ещё раз тщательно всё осмотреть.
Что ж, ещё два письма. Автор одного из них был Булкину неизвестен, так же, как и первого прочитанного. «С него и начнём», - определил для себя прапорщик.
Аннушка уже пролила масло. Грузите апельсины бочках. Графиня изменившимся лицом бежит к пруду. Анафема всем тем, кто записал себя в опричники. Старому орлу не вылететь из гнезда. Над всей Испанией безоблачное небо. Шла Саша по шоссе. Пососала и поехала. Никто не хочет таскать каштаны из огня. Смерть. Смерть. Смерть.
На тебя наденут деревянный макинтош, и в твоём доме будет играть музыка. Но ты её уже не услышишь.
Михал Андреич
- Бред какой-то. Но письмо очень подозрительное. В нём содержится скрытая угроза, это и дураку ясно, - размышлял вслух Булкин. – Да и кто такой этот Мúхал Андреич? Судя по имени, словак. А фамилия говорит, что еврей. Надо будет выяснить. Странно, даже адреса нет. Видимо, письмо подброшено. Странно, очень странно. Но давай-ка посмотрим, что в последнем письме.
Добрый вечер, товарищ Гандилеренко. Я знаю Вас как глубоко честного человека, человека слова и человека дела. Но то, что Вы сделали в последний раз, выходит за рамки приличия. Месяц назад я дал Вам ботинки и томик Мандельштама в обмен на дозу анаши. Вы сказали, что дадите, как только появится. Прошёл месяц, который для меня был как год. И от Вас ни ответа, ни преведа. Я не верю, что за месяц Вы не смогли достать такой ходовой наркотик. У меня не осталось ничего, кроме очков и топора. Я отдал последнее за дозу, а Вы проигнорировали меня. Что ж, мне не остаётся ничего, кроме как отобрать у Вас наркоту силой. Готовьтесь к физическому воздействию на Ваш череп.
Аристарх Викинтьевич Юсупов-Воронцов
Булкин перечитал письмо ещё раз. Да, только Аристарх мог написать таким высоким слогом. Но мог ли это быть он? Да, на что только не идут люди ради наркотиков…
- Что ж, начнём разбираться, - произнёс Булкин, взяв этикетку от водки и замусоленный карандаш.
Через час упорных записей на этикетке красовалось:
СПИСОК ПОДОЗРЕВАЕМЫХ Мотив
1. Внучок бандит Сожжённая барсетка
2. Бывшая жена Отобранная квартира
3. Прапорщик Булкин Долг
4. Михал Андреич Непонятен.
5. А.В. Юсупов-Воронцов Наркозависимость
Почувствовав глубокое удовлетворение, Булкин решил немного вздремнуть…


ГЛАВА 7, Армейская привычка
По старой армейской привычке Булкин проснулся в 7:00, зажёг спичку, оделся за несколько секунд и снова рухнул спать.


ГЛАВА 8, Прапорщик Булкин
Второе пробуждение Булкина было, когда уже Солнце стояло в говне. Вернее, в зените (так прапорщик называл этот географический термин).
Булкин сел на край дивана, отпил из заготовленной кружечки с пивом и снова начал думать. А мысли все сходились в одну точку. «Нужно начать визиты. Начнём с простого: с тех, кого знаю. И первый подозреваемый – прапорщик Булкин. Он живёт совсем рядом».
Булкин оделся в парадную форму и начал допрос самого себя. Старый солдафон не был знаком с таким понятием как «ведение допроса», и поэтому всё сводил к побоям.
Из квартиры раздавалось:
- Это ты убил Мишу?
- Нет, нет, не я!
- Где ты был в ночь с 29 февраля на 1 марта 2008?!!
- Я был дома!
- Врёшь! Врёшь!!!
- Неееет!
… После часа избиений Булкин понял, что у него есть алиби. Он в ту ночь очень сильно шумел и мешал соседям спать. «Надо бы проверить», - решил он для себя и вышел на лестничную клетку.
- Кто там? – прохрипели из-за соседской двери, когда прапорщик позвонил в неё.
- Это я, Булкин.
- Денег не дам, скотина! Сначала долги за последние четыре года верни.
- Да я по делу, - хотел было объяснить прапорщик, но голос был неумолим:
- Знаю я твои дела, алкашня!
Булкин понял, что разговоры тут бессмысленны, достал табельный пистолет и выпустил всю обойму в дверь.
Через несколько секунд когда дым рассеялся, дверь открылась, и на пороге возник улыбающийся седой сосед.
«Может и мне волосы, как он, покрасить?» - подумал Булкин, а вслух грозно спросил:
- Вы были в ночь с 29 февраля на 1 марта дома?
- Д-да, - заикаясь подтвердил сосед.
- Я мешал Вам спать?
- Н-нет, вовсе нет, - бормотал сосед. – Ни капельки. Мне даже понравились те песни, которые Вы пели. У Вас так красиво получается. Я был бы рад, если бы Вы спели их ещё р-раз.
- Хорошо, в следующий раз, - довольно улыбнулся Булкин. Так значит, я был той ночью дома?
- Да, всю ночь.
- Спасибо Вам огромное, - улыбнулся Булкин, и сосед поспешно закрыл изрешёченную пулями дверь.
Прапорщик шёл в квартиру и думал:
- Первая неудача. Но зато вероятность попадания увеличилась. Прямо как в «Двенадцати стульях». Но дай Бог результат будет не таким же, как в том произведении. Киса, учитесь жить красиво! – сказал он сам себе. - Что ж, теперь надо разобраться с остальными. Кто там есть? Жена Гандилеренко? Интересно, где она? Рабочее общежитие? А где такое может быть? Кем она вообще может работать? На эти вопросы может ответить только комната Гандилеренко. Может, там есть какие указания?


ГЛАВА 9, Булкин проходит квест
Булкин любил компьютерные игры. Он обожал стрелялки, т.к. ему нравилось чувствовать себя незаменимым бойцом советской армии, кладущим сотни врагов из одной винтовки. Ему нравились стратегии. Ему приятно было ощущать себя верховным главнокомандующим и президентом держав мира. Он любил гонки, т.к. как любой русский любил быструю езду. Поигрывал и в спортивные симуляторы. Но один вид игр он ненавидел. Квесты. Они занимали всю его оперативную память, и он уже был не в состоянии думать над чем-то иным. Однажды ему дали поиграть в «Братья Пилоты», а потом вся воинская часть отмачивала его в спирту, а его начальник, майор Батонов даже выписал ему путёвку в санаторий.
А сейчас он чувствовал себя героем квеста. И это его пугало. Он делал всё, чтобы пытаться думать не как герой игры, а как прапорщик Булкин, но всё равно ему казалось, что кто-то наблюдает за ним и использует как персонажа компьютерной игры, направляя то в одну, то в другую сторону.
Зайти в опечатанную квартиру Гандилеренко оказалось несложным. Дверь заваривать никто не собирался, а ключ как всегда лежал под ковриком соседа Корнелия Крюйса, моряка, который дома бывал раз в полгода. Булкин хорошо знал его – тот служил в его партизанском отряде и не раз выручал прапорщика в различных передрягах. Например, будучи раненным в живот, Корнелий закрыл своим телом Булкина от ядерного взрыва. К счастью, оба они выжили и потом нередко вспоминали те славные деньки.
«А ведь я хотел их познакомить», - думал прапорщик, открывая ключом дверь Мишиной квартиры.
В комнатах Гандилеренко было темно, т.к. свет был отключен за неуплату, а солнце слабо пробивалось сквозь пыльные стёкла. Булкин вздохнул и приступил к поискам.
В одном из обшарпанных шкафов он нашёл кучу старых журналов.
- Вряд ли там что-то, что мне нужно, - пробормотал Булкин и уже собирался убрать их обратно, но тут его внимание привлекла какая-то толстая книга. Он вытащил её. Это оказался телефонный справочник!
- Он – то, что мне нужно! Сейчас мы быстро найдём телефон его жены…
Прошло полчаса, а Булкин всё ещё рыскал по справочнику. Ни «Общежитие», ни «жена», ни «Нина», ни «Гандилеренко» обнаружены не были. Он продолжал меланхолично перелистывать справочник. Никаких намёков на Михал Андреича или внучка-бандита обнаружено тоже не было. Булкин задумался. Процесс этот ему не очень нравился, но деваться было некуда.
- Так, от Гандилеренко ушла жена, - рассуждал он. – Куда она могла уйти? Кто может знать? Он представил свою вечно орущую жену, разбитые в ссоре тарелки и носы… Его начало трясти.
- Какая же она у меня стерва! От такого мужика уйти! А это её вечное «я еду к маме!»… К маме!!! Конечно!
На букве «Т» тёща обнаружена не была. Но зато увидев телефон «Змея», он не задумываясь набрал номер.
- Алё, - сказали на другом конце трубки. Сказали настолько противно, что Булкин не сомневался – он по адресу.
- Это мама Нины Петровны? – неуверенно произнёс Булкин.
- Если это от «единой России», я ничего не подпишу!
- Нет, я просто хотел…
- Ах, вы хотели! Разворовали страну, дерьмократы чёртовы!
- Но, я…
- Давайте дальше льготы монетизировать! А пенсию не плотють!
- Уважаемая…
- Да какая я уважаемая! Меня вон, соседки уважают! Баба Дуня, баба Клава! А государство меня совсем не уважает! Да перестрелять вас всех надо! И в подъездах ссуть!
- Я из милиции, - наконец выдохнул Булкин, сам удивляясь собственной наглости.
- Ах, из милиции он! Щас все из милиции! Документы покажь, хитрый такой!
- Какие документы, мы же по телефону говорим, - возразил было Булкин, но тут же пожалел об этом.
- Ты меня за маразматичку держишь! Да я поболе тебя знаю, ишь умник выискался.
Ловить здесь нечего, - решил для себя Булкин и повесил трубку.
Он прошёлся по комнате, задумавшись, что делать теперь. Вдруг он увидел какую-то толстую папку. «Сейчас любые документы пригодятся!» - прошептал внутренний голос, и прапорщик открыл её.
Это оказался фотоальбом Гандилеренко. Глаза Булкина загорелись. В этот момент он услышал звуки в прихожей. Дверь открылась. На пороге стоял сержант Стаканов с пистолетом.


ГЛАВА 10, Погоня
- Я сразу понял, Булкин, что это ты. Преступник всегда возвращается на место преступления, - прищурился сержант, нацеливая пистолет на старшего по званию.
- Сержант, да вы что? Зачем мне было убивать друга? – возмутился Булкин, вспомнив, впрочем, про телеграмму.
- А это следствие выяснит. А почему интересно несчастный Гандилеренко написал на бумажке, которую я нашёл в кармане, слово «Булкин»?
- Да как он мог написать? Его же задушили! – пытался оправдаться Булкин. Он знал, что ему нужно выиграть время. На часах было 18:48:30.
- Всё выясним. А сейчас ты арестован до выяснения обстоятельств, убийца.
Хорошо, подумал Булкин. Сыграем по твоим правилам.
- Да, это сделал я, - начал Булкин с места в карьер. – Я родился в 1949 году. И мир никогда не понимал меня! В 1966 году я пошёл в школу, в 1977 – в армию. Там я дослужился до прапорщика. На войне я убивал всех, кто был моим врагом. Я не боялся смотреть смерти в лицо и правде в глаза. – Продолжал нести бред Булкин, перемещаясь по комнате. – А потом я встретил одного человека… - В этот момент он мельком взглянул на часы. 18:50:18. Пора!
Он резким движением развернулся и пригнулся. Последнее он сделал очень кстати, т.к. опешивший сержант с криком «Стой» нажал на спусковой крючок. Пуля просвистела прямо над ухом Булкина. Он выпрямился и рванул к окну. Резким движением выбив стекло, он прыгнул вниз.
«Идиот, - подумал сержант. – Покончил с собой. Пятнадцатый этаж». Он выглянул в окно и побагровел от злости. Булкин лежал в кузове мусоровоза, отъезжающего от дома.
Сержант рванул вниз, к лифту. Когда он подбежал к машине, мусоровоз отъехал уже прилично, но был всё ещё в поле зрения. Он втопил педаль газа и рванул в погоню. Поворот, другой, третий… Вот и мусоровоз! Тот самый! Он обогнал его и перегородил дорогу. Ничего не понимающий водитель смотрел на милиционера, выходящего из машины.
- В вашем кузове скрывается преступник! – огорошил его Стаканов, доставая пистолет.
- Да что вы, какой преступник? Я тут только мусор вожу. Я ж мусорщик. Хотя раньше аптекарем был… - оправдывался водитель. Но Стаканов уже забирался в кузов.
Вылез он оттуда через полчаса, жутко пахнущий и жутко злой.
Проходивший мимо весельчак, крикнул бывшему аптекарю:
- Мужик, у тебя мусор из кузова валится!
- Ах, я тебя, - крикнул Стаканов, но бежать за ним ему уже не хотелось…

ГЛАВА 11, Фамилия
Булкин стоял под душем и отмывался от грязи, которую он успел нахватать в помойке.
- Этот глупый сержант даже не заметил, как я выскользнул из мусора. Я же не такой идиот, чтобы торчать у него на виду, - говорил вслух довольный Булкин, забыв о том, что он не устоял перед соблазном встать за углом дома и лицезреть, как ненавистный сержант копается в мусоре.
- Зато я теперь вне закона, - расстроился прапорщик. Интересно, что означает та запись «Булкин»? Может, то, что он хочет, чтобы расследование вёл я? Но как он её написал? Вернее, когда? Мёртвым он вряд ли мог это сделать. Когда его душили – тоже. Раньше? Но зачем ему было её писать? Если только… - Тут Булкин чуть не поскользнулся в ванной. – Если только он не знал, что будет убит! Значит, он готовился к смерти! Что это значит? Может, он собирался дать последний бой? Неизвестно. Да, загадок всё больше, а ответов на них нет и нет. Может, что-то прояснит фотоальбом, который я предусмотрительно взял с собой?
Фотографий в альбоме было немного. В основном, на них была изображена Нина Петровна с мужем, с подругами, одна. Были и фотографии Михаила, но в меньшинстве. Внимание Булкина привлекли три снимка. На двух из них была жена Михаила, готовящая что-то. А на третьем было изображено застолье с разносолами. В голове Булкина завертелась мысль.
- А что, почему бы и нет? Надо попробовать!..
В городе было всего одно общежитие для поварих. Булкин подъехал к нему и робко зашёл внутрь. Комендант, седой старичок, скептически оглядел прапорщика с ног до головы.
- А вы тоже повариха? – спросил он наконец.
- Нет, но… - начал Булкин, но старик его перебил.
- Да я уж заметил. Поварихи не бывают такими худыми, - резюмировал старичок и засмеялся от собственного остроумия. Так чего тебе надо?
- Я ищу Нину Петровну Гандилеренко.
- Гандилеренко? Сейчас посмотрим… Гандилеренко… А ты часом не из милиции, дружок? – между делом спросил старичок, листая какую-то толстую тетрадь.
- Нет, я друг её бывшего мужа.
- А, закадрить решил? – подмигнул комендант. – Только вот вряд ли получится у тебя это. Нет тут таких.
- Но я был уверен…
- Ну, эрраре гуманум эст. Человеку свойственно ошибаться, дружок, - сочувственно вздохнул старичок, и углубился в чтение «Советского спорта».
Булкин расстроенный собирался идти, но вдруг увидел заметку в газете. Она гласила: «Очередная победа Жюстин Энен-Арденн».
«Энен-Арденн… Девичья фамилия! Ну как же я не додумался!» - воскликнул про себя Булкин и снова повернулся к весёлому старичку:
- Извините…
- Ну что ещё? – недовольно оторвался тот от чтения заметки про рыбалку.
- Я перепутал фамилию, посмотрите Нину Петровну Гитлер.
- Да, разберись уже со своими бабами, дружок, - хитро улыбнулся старичок, напомнив тем самым Ленина после раскурки грибов. – Да, есть такая. Номер 307, третий этаж. Ты уж там с ней понежнее. Нам поварихи нужны. Иди, милок.
Булкин спешно поднялся по лестнице.
Tags: Двойной Фёдр, Детектив
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments